12+

«В прекрасном и яростном мире» побывали зрители Камерного драматического театра

Попробуйте вообразить, как можно показать на театральной сцене… паровоз. Не построить декорацию из фанеры, не нарисовать на заднике, не использовать проектор с видео – именно показать средствами театра, точнее, актера, а еще точнее – одного единственного актера. Как ему передать ощущение скорости, тяжесть огромной машины, стук колес и ритм движения, гул парового котла, свист воздуха, визг тормозов и скрежет металла? Скажете, что это нереально? Вы ошибаетесь.

Впрочем, режиссер Яков Рубин тоже сначала так считал: «Когда Евгений Думнов предложил для постановки этот рассказ Платонова, первое что я подумал: поставить это невозможно. Но именно то, что кажется невыполнимым, и вызывает азарт, заставляет искать, пробовать – и в итоге находить способ воплотить самую невероятную идею». Идея актера из Владимира Евгения Думнова, с которым Камерный драматический театр давно сотрудничает, состояла в том, чтобы показать профессию машиниста изнутри, передать то, что чувствует человек, управляющий стихией скорости. «В моей семье и со стороны матери, и со стороны отца было много железнодорожников, – рассказывает Евгений Александрович. – Один дед был мастером пути, другой всю жизнь работал машинистом, даже в войну они не были призваны на фронт – служили на железной дороге. По линии деда-машиниста все дядья тоже были железнодорожниками, только они были моложе и работали уже с тепловозамами, а двоюродный брат работает машинистом до сих пор. И я вдруг почувствовал желание отдать дань уважения этим людям, рассказать об их работе. Вспомнил о рассказе Платонова «В прекрасном и яростном мире», сначала думал, что подготовлю просто чтецкий материал, но получился спектакль».

Спектакль немыслим без развития действия, характеров, динамики. Евгений Думнов в одиночку создает убедительные и яркие образы разных героев – машиниста Мальцева, его помощника Кости и следователя. Мальцев смотрит на мир с достоинством непревзойденного мастера, старательный Костя обижается на его высокомерие и равнодушие к подчиненным, следователь въедлив и недоверчив. Герои проходят трудный путь от одной беды к другой, но выходят из этих испытаний прозревшими – и в прямом, и в переносном смысле этого слова – и в этом прозрении обретают счастье.

А теперь вернемся к тому, с чего начали – к паровозу в театре. Паровоз здесь действительно есть, и он производит, наверное, такое же впечатление, какое произвел на зрителей первого киносеанса братьев Люмьер. «Машинист» и «двигатель» этого паровоза – всё тот же Евгений Думнов. Оказывается, когда-то в молодости он пробовал себя в качестве ударника: осваивал барабаны и несколько раз даже выступал на сцене в составе ВИА. «Но учиться было негде, я понял, что мне не хватает чего-то, что должно быть, и спокойно отошел от этого. Перкуссии мне по-прежнему нравятся, я всегда обращаю внимание на группу ударных, когда слышу музыку. И вот когда мы думали о том, как же показать паровоз, Яков Рубин предложил мне тряхнуть стариной и… встать за барабаны. Конечно, профессиональная игра палочками требует профессиональной техники, поэтому я «играю» руками». Спросите, причем здесь барабаны? При том, что это и есть паровоз – как назвал его режиссер, паровоз условный, «поэтический», но вполне реальный. И в сцене, когда машинист Мальцев ведет машину навстречу грозе, сквозь тьму и молнии, – этот «паровоз» действительно мчится. И, поверьте, это стоит увидеть.

Этот спектакль – уже третье обращение Евгения Думнова к произведениям Андрея Платонова. В его актерском багаже – спектакль «Миль пардон» по рассказам Шукшина, Астафьева и Платонова, а вологодские зрители наверняка помнят моноспектакль «Путешествие воробья», поставленный Яковом Рубиным на сцене Камерного драматического театра в 2013 году. «Платонов – писатель великий, – убежден актер. – Он умеет через частные вещи показать проблемы планетарного масштаба». В замыслах Евгения Думнова – соединить два спектакля («Путешествие воробья» и нынешнюю премьеру «В прекрасном и яростном мире») в один большой спектакль из двух частей, объединив их своим пониманием творчества Андрея Платонова.

Светлана Гришина