12+

«Фактуру дела» представили на выставке в галере «Красный мост» три вологодских художника

Каждому из них отведен целый этаж экспозиции – это дает возможность составить полное представление о творческом мире мастера, а переходя с этажа на этаж, можно почувствовать то, что их объединяет. Полина Рыбакова, реставратор по профессии, здесь представляет свои работы в технике «горячий батик». Татьяна Соколова, профессиональный дизайнер и мастер народных художественных промыслов, смело экспериментирует с тканью, создавая декоративные панно, авторскую одежду, инсталляции и аксессуары. Сергей Поздняков – единственный в этой компании, кто не имеет специального художественного образования, но это тот случай, когда всё берет на себя талант: скульптурные и интерьерные объекты, которые он создает из меди, отличаются живой пластикой и необычной декоративностью.

О том, как родилась идея этой экспозиции, рассказывает арт-директор галереи «Красный мост» Людмила Коротаева: «Полина Рыбакова пришла к нам в галерею около года назад с просьбой посмотреть ее коллекцию батика и, если возможно, подумать о выставке. Ее работы разнообразны по тематике: это художественная интерпретация памятников архитектуры, орнаментальные вещи. По предложению Полины мы пригласили участвовать в выставке Татьяну Соколову. Она 15 лет работала в Вологодском музее-заповеднике художником-оформителем, а здесь мы представляем ее как художника, прекрасно работающего с тканью: это для нее как палитра для живописца. Третьего участника выставки, Сергея Позднякова я предложила сама. Он занимается моделированием из медной проволоки, и ничего подобного ни у кого в Вологде я не видела. Нам показалось, что, соседствуя в экспозиции, эти художники будут дополнять и обогащать друг друга». Название выставки – «Фактура дела» – авторы предложили сами: материалы, с которыми они работают, совершенно разные, но фактура материала стала делом жизни для каждого из них.

Горячий батик – это роспись ткани вручную, когда цвета накладываются на ткань поэтапно, от светлого к темному, при этом те участки, на которые не должна попасть краска, покрываются слоем воска, который затем снимается горячим утюгом. «Это очень сложная техника – наверное, именно этим она меня и зацепила, – признается Полина Рыбакова. – А еще своей непредсказуемостью: порой возникают самые неожиданные эффекты. Начиная работу, конечно, представляешь, чем она должна закончиться, но сама техника иногда может дать совершенно другие возможности. Горячий батик прекрасен тем, что можно работать с цветом, раскрыть колористически любую тему, будь то архитектурные пейзажи, натюрморты, жанровые формы или орнаменты. А в самом конце, когда уже выпариваешь весь воск, ткань становится как бархатная, очень теплая».

Тематика батиков Полины Рыбаковой разнообразна, на данном этапе художницу больше всего волнуют орнаменты и стилизация образов вологодской архитектуры: «Это наша родина, мы тут живем. Может, что-то нас здесь и не устраивает – но есть теплые родные уголки. Вот я иду по проспекту Победы – шумная, грязная улица, но там стоит мой любимый дом. И, может быть, в памяти у зрителей он останется именно таким, каким я его вижу, и это поможет по-другому полюбить наш город».

У Татьяны Соколовой огромный стаж экспериментатора с тканью: по ее словам, она начала украшать себя и свой дом лет с пяти, а в 10 сделала свое первое интерьерное панно - кота. В 80-е – 90-е годы профессионально занималась живописью, а работая в музее, была близка к первоисточникам – образцам народного искусства. Татьяна Соколова – мастер народных художественных промыслов, создает кукол. Они тоже есть в экспозиции – это инсталляция «Егорий храбрый» и фигурки из папье-маше. Но главное здесь – разнообразные текстильные панно. «Живопись и текстиль у меня соединились просто как элементы пазла, – рассказывает Татьяна. – Это даже не столько коллаж, сколько живопись тканью. Создавая свои панно, я просто погружаюсь в какую-то нирвану. Техника достаточно сложная: эскизы можно сделать только графические, не в цвете, потому что ткань я подбираю долго, а если не нахожу, то сама окрашиваю, состариваю, переворачиваю на левую сторону – пока не найду тот оттенок, который мне нужен». Столь трудоемкий процесс требует времени, и на небольшое панно может уйти месяц – остается удивляться количеству работ на выставке.

Работает мастер только вручную – ручной стежок дает интересную фактуру и текстуру. Но ее работы – это не только импровизации с тканью: во многих панно и платьях авторского кроя использованы валяные детали и вязаное кружево. «К этой выставке я покрасила 50 метров ткани, валяных пластов тоже наваляла немало, – говорит Татьяна. – Вязанием же не занимаюсь, связанные крючком фрагменты – это старинное кружево из моей коллекции». Использует художница и бусины, и бисер, но всё равно главным ее материалом остается ткань: «Кто-то из художников сказал мне: ты как императрица Елизавета – всю жизнь шьешь лоскутное одеяло. И в этом есть своя философия: жизнь идет, а ты всё пришиваешь, пришиваешь…».

Если женщины-художницы, представленные на выставке, работают с тканью – материалом мягким и податливым, то Сергей Поздняков остановил свой выбор на «мужском» материале – металле. Его объемные модели созданы из медной проволоки и листовой меди, спаянных газовой горелкой. Техника эта «изобрелась» случайно: однажды, работая в мастерской, он соединил две медные детали – и вдруг увидел в этом какую-то эстетику. Композиции для оформления интерьера – светильники, украшения – словно возвращают в «медный век», производят впечатление почти древних, тем более что для некоторых из них мастер действительно использовал детали старинных вещей. А образцы «чистого искусства», лишенные утилитарности, воплощают в себе глубокую жизненную философию и юмор – чего стоит одна «Передвижная клетка для колкого голодного разума», где клетка – проволочные очертания человеческой головы, а «колкий голодный разум» – морской ёж. Медь привлекает Сергея своей пластичностью и «теплотой», возможностью моделировать самые разные предметы – от объемных композиций до ювелирных украшений.

На новой выставке как будто оживает дух ремесла, и, наверное, причиной тому – трепетное отношение мастеров к тому, из чего они создают свои работы, и к самому процессу творчества.

Светлана Гришина