12+

Презентация книги «Реставратор всея Руси» памяти Саввы Ямщикова

Дягилев нашего времени

20 мая 2011 года в рамках Дней славянской письменности и культуры и фестиваля «Покровские встречи» состоялась презентация книги «Реставратор всея Руси» памяти Саввы Ямщикова. Издание представила дочь реставратора Марфа Ямщикова.

В наш город Марфа приехала впервые, хотя родилась она в Сольвычегодске, который в свое время принадлежал Вологодской губернии. Имя ей выбрал отец и тоже неслучайно, ведь Сольвычегодск был вотчиной купцов Строгановых, основателя рода звали Аникой, а его жену Марфой – в честь нее и назвал Савва Васильевич свою дочку.

«Самое большое счастье для меня, отпущенное Богом, – говорил сам Савва Ямщиков, – возможность основную часть жизни провести в рабочих командировках в провинции: Карелии, Пскове, Новгороде, Костроме, Ярославле, Вологде, Угличе. Мне снятся дивные сны, в которых Кижи соседствуют с Суздальским опольем, Рязанские обские плечи с архитектурными творениями псковичей и ярославцев, костромские портреты с ферапонтовскими росписями. В провинции я чувствовал себя своим, совсем не лишним человеком». Всю свою жизнь этот удивительный человек посвятил таким городам – небольшим, уютным, хранящим свою историю в вековых сводах церковных куполов.

За сорок с лишним лет Савве Ямщикову удалось возродить сотни произведений иконописи, уникальные собрания русских портретов XVIII—XIX вв. из различных музеев России, открыть многие забытые имена замечательных художников. Организованные Ямщиковым выставки, на которых показывались новые открытия реставраторов, стали неотъемлемой частью отечественной культуры. На них воспитывались молодые художники, историки искусства, писатели и все те, кому дорого художественное наследие России. Кроме реставрационных выставок Ямщиков сумел в советское время познакомить современников с сокровищами частных коллекций Москвы и Ленинграда, от икон до лучших образцов авангардного искусства. Владельцы личных собраний избрали его председателем Клуба коллекционеров Советского фонда культуры. Издав десятки книг, альбомов, каталогов, опубликовав сотни статей и интервью в периодической печати, Савва Ямщиков много лет вёл постоянные рубрики на Центральном телевидении, снимал сюжеты в различных городах России и за рубежом.

Поколение оттепели отождествляет с Саввой Ямщиковым возрождённый в 1970-х интерес к иконам. Его, 25-летнего искусствоведа, Андрей Тарковский выбрал консультантом фильма «Андрей Рублёв». С именем Ямщикова связаны самые громкие выставки в СССР и в России: люди специально, целыми поездами приезжали к нему со всей страны. Он знал культуру не отдельного региона, а культуру всей России. К нему постоянно обращались за советами самые разные люди, его приглашали консультировать, это был человек с огромными знаниями и с огромной любовью к своей родине, для которой он делал все возможное. Владимир Серебровский в книге «Реставратор всея Руси» называет Савву Ямщикова открывателем неизвестных художественных ценностей, Дягилевым нашего времени (создатель великих «Русских сезонов» в Париже, которые стали духовным культурным прорывом в Европе). В таких редких людях соединяется огромная энергия и умение увидеть то, на что другие не обратили внимания, а главное, пропагандировать это ранее неизвестное искусство.

«Портрет Саввы Васильевича Ямщикова, просветителя, энциклопедиста, «реставратора всея Руси», получился не без купюр и не без прикрас, что неизбежно в этом жанре. Скажу больше - каждый из нас просто по-своему отразился в нем, но вот парадокс: стоило этим маленьким отражениям сложиться вместе, как Савва соткался из них как живой», – так охарактеризовала свой труд автор-составитель книги в предисловии к ней журналистка Гузель Агишева. Сама книга состоит из воспоминаний родных, друзей, знакомых Саввы Ямщикова, среди них и танцовщик Владимир Васильев, и хоккеист Вячеслав Старшинов, и Игорь Острецов, и Тамара Юфа, и Александр Шкурко, Валентин Курбатов, Владимир Маслов, Владимир Мамонтов и многие другие. Повествование дополняют более 200 редких фотографий из личного архива С.В. Ямщикова, многие из которых публикуются впервые.

Марфа Савельевна рассказала о том, как готовилась эта книга: «Когда журналистка собирала материал, каждый либо сам писал воспоминания, либо наговаривал на диктофон. Я думала, что же я могу сказать такого личного о своем отце. И набралось не так уж и много, потому что я понимала, что бы я ни сказала о его жизни, о его отношениях с людьми, многое уже скажут другие. Я понимала, что отец был тем человеком, который принадлежал многим людям, и когда его не стало, появилась не просто осиротелость, а переживание людей, как будто ушел очень близкий человек. И меня удивило количество тех людей, для которых он был таким близким человеком. Семья для него была – страна. Каким он был отцом? Мне часто говорили, что он был великим отцом. Он был очень заботливым отцом, переживал очень, что не может полностью себя посвятить семье. У него было много еще детищ, поэтому приходилось делиться. Это и дела, и люди, к тому же папа был таким человеком, который не мог во что-то вкладываться наполовину, только полностью. Жить с этим не всегда просто. Люди нуждались в нем, и он нуждался в людях. Отсюда шло непрерывное его общение, которое стало образом жизни. Причем его общение всегда было подкреплено каким-то делом. Ему обязательно нужно было кому-то помочь.

В книгу о папе вошли воспоминания людей разных сфер, очень личные, неоднозначные, и книжка получилась такая не елейная. В конце прошлого года мы ее представили в историческом музее Москвы, и его директор сказал, что это даже не книга воспоминаний, а фотография – моментальное запечатление человека. Многие говорили: «Зачем делать ее сразу после смерти, нужно, чтобы прошло время». Но мы понимали, что ждать нельзя. Уйдут люди, пройдут эмоции, связанные с его смертью. А реакция эмоциональная была очень сильная».

Книгу о своем отце Марфа Ямщиков подарила Детской художественной школе города Вологды, чтобы ребята, которые интересуются искусством, живописью, прочитали об этом удивительном человеке.

Актер Василий Ливанов в книге отметил: «В его фамилии «Ямщиков» слышится звон валдайского поддужного колокольчика, а перед глазами возникают русские равнины, по безбрежным просторам которых меж высоких хлебов или сутулых сугробов летят, бешено крутя, охваченные железными ободками колеса или, скрипя широкими полозьями саней, ямщицкие лихие тройки. Даже имя нашего Ямщикова самое для него подходящее – истинно русское, теперь, к сожалению, редко встречаемое старинное имя. Ямщиков, значит сын ямщика, не его ли прапрадед вез Радищева из Петербурга в Москву, а может быть, это сам Пушкин вслушивался в ямщицкую протяжную песню, колеся под лунным светом где-то по дорогам Псковской губернии. И, как заправский ямщик, не знал Савва успокоения, не сидел на месте, он изъездил всю Россию».

Ирина Сорокина