12+

В арт-галерее «Красный мост» открылась выставка «Шура Петров. Живопись»

Московский художник Александр Петров хорошо известен и востребован за границей, популярен в столичных галереях, работает как художник-постановщик на телевидении и в театре. Но начало его творческого пути, по сути дела, находится в Вологде, куда он попал после окончания в 1985 году театрального института и некоторое время работал художником-постановщиком в Вологодском драматическом театре. А еще раньше была учеба в художественном училище им. В. Серова. Занимался художник и реставрацией иконной живописи. Так на сплаве классических живописных традиций и театрального искусства сложился художественный и образный язык Александра Петрова. Как сказал сам художник, его творчество однородно – с 70-х годов до сего дня оно мало изменилось и выставка, составленная из недавних работ, взятых прямо из мастерской, отражает его в полной мере. Автор просил внимательно смотреть на картины, воспринимать их на уровне чувства, он назвал их сказкой для взрослых, рассказом о любви, о проявлении человеческих чувств. Как отметила на открытии выставки Н. Комина, директор галереи, живопись Петрова, безусловно, принадлежит к реализму, но не к классическому, а новому реализму, рожденному ХХ веком, такому же неоднозначному, как само это время. Действительно, работы Александра Петрова многоплановы и многослойны как в образном, так и в художественном выражении, наверное, их можно назвать удивительным сплавом сюрреализма и магического реализма. При виртуозном техническом исполнении, изысканном колорите, основанном на тонких цветовых нюансах, при сложной игре самой фактуры живописи сюжеты и герои картин могут поставить в тупик. Обычно сюжетное действие происходит в неком неконкретном пространстве, под низким серым небом, которое словно готово обрушиться на нас сырым снегом. Это пространство населено механическими птицами, фокусниками, факирами, демоническими женщинами и прочими созданиями, которых сам художник назвал пришедшими из старинного балагана, кочующего по маленьким захолустным городкам. Очевидно трагическое мировосприятие художника, переходящее в гротеск, в действо на грани фарса и языческого ритуала.