12+

Состоялся показ фильма Руслана Маликова «Доброволец»

9 июля 2012 года в рамках III Международного фестиваля молодого европейского кино «VOICES» в кинотеатре «Салют» состоялся показ фильма Руслана Маликова «Доброволец».

Фильм о представителях молодежной субкультуры – художниках-граффитчиках – был снят в 2009 году, но первый публичный показ в России состоялся именно на нынешнем фестивале «VOICES». Но тем, кто интересуется этой темой, фильм может быть известен по телевизионной версии: для украинского телевидения был сделан сериал из четырех частей, доступный для просмотра в Интернет.

Картину представили режиссер Руслан Маликов и Миша Most – московский художник, участник граффити-команды, известной и в России, и за рубежом. Он выступил в роли консультанта при создании фильма, а также выполнил все рисунки, которые по сюжету создают герои. Миша Most рассказал о том, что собой представляет этот вид стрит-арта. Суть граффити – в выражении протеста против «уродливой» городской среды: против агрессивной рекламы, однообразия, стандартов и предсказуемости. Когда в конце 1990-х годов популярность граффити стала расти, появилось легальное и нелегальное граффити, но, по сути, настоящим является только нелегальное, так как официальное разрешение снимает очень важный для граффити момент напряженности и противостояния. Для самих граффитчиков это не только искусство, но и своего рода спорт. Это довольно опасное занятие на грани законного, предполагающее готовность рисковать. Еще один интересный аспект граффити – недолговечность оригинала. Конечно, есть Интернет, где все это можно увидеть в любой момент, но в любом случае художник знает, что подлинник «обречен». И это не останавливает – наоборот, придает ситуации дополнительную остроту. Отношение общества к граффити неоднозначно – от лояльности до резкого неприятия, и это во многом обусловлено как стихийностью этого движения и невозможностью его регламентировать, так и недостаточно высоким уровнем мастерства многих из тех, кто берет в руки баллончик с краской и выходит на улицу.

Фильм передает дух молодежной субкультуры, атмосферу клубной жизни. Главный герой, граффитчик Тир (Иван Макаревич), находится в состоянии «выбора пути». Обстоятельства предлагают ему целый ряд возможностей: престижная должность в крупной рекламной компании, учеба в институте, служба в армии, «работа» наркокурьера… Немного коробит то, что все эти варианты подаются как равнозначные, без какой-либо моральной оценки. По замыслу создателей фильма, «оценку» должен «поставить» сам герой, и ближе к финалу он это делает: спасает мальчика-наркомана, отвозя его в больницу, и выбрасывает в реку пакет с наркотиками. Этот выбор выглядит несколько запоздавшим и наивным, но он наконец-то сделан. Тир идет дальше: бросает работу как раз в тот момент, когда, казалось бы, воплотилась в жизнь его мечта – создать огромное граффити на стене многоэтажки. В стремлении найти таинственного граффитчика Питона, известного своими дерзкими вылазками, он соглашается на участие в опасной авантюре, которая заканчивается трагедией – случайной гибелью его друга Шторма (Илья Иосифов). Потрясенный Тир отказывается от поисков Питона, выбирая в загадочной программе «навсегда выйти из системы», тем самым неожиданно «дав правильный ответ»: Питон сам находит его.

На протяжении всего фильма чувствуется сильная энергетика, которую несет в себе субкультура граффити. Но досадным кажется то, что вся эта огромная энергия направлена «в пустоту». Создается впечатление, что это протест ради протеста, что у этого движения нет созидательного смысла. Финал картины, который, вероятно, должен подвести итог исканиям Тира, выглядит искусственно: герои произносят прописные истины о «свободе, которая внутри тебя» и о том, что важнее всего быть собой. Но эта несколько фальшивая нотка заглушается неожиданным финальным аккордом: когда с многоэтажки, на которой должна появиться реклама в стиле граффити, снимают строительную сетку, на стене вместо рекламы оказывается огромное граффити Тира.

Случайной или неслучайной, но несомненной режиссерской удачей можно считать то, как показана в фильме проблема «отцов и детей»: ненавязчиво и в то же время настойчиво нам постоянно напоминают о том, что у каждого из главных героев есть родители. Сквозь весь сюжет проходит тонкий «нерв» их беспокойства и тревоги. Представлены несколько «стратегий» родительского поведения. Мать Тира (Ингеборга Дапкунайте) болезненно переживает то, что сын ведет «странный» образ жизни, о котором она ничего не знает. Но она по-прежнему относится к нему как к маленькому мальчику, которого она будила в 6 утра и сонного отводила в садик, и он не может рассказать ей ничего о себе нынешнем. Мать Шторма (Татьяна Друбич), наоборот, не пытается ни в чем контролировать сына, всю ответственность за его жизнь принимает на себя: по их разговору в кафе мы видим, что он, по сути дела, еще ребенок. Отец Саши, девушки Тира, - жесткий авторитарный человек, который уверен, что его власть над дочерью непоколебима, - и напрасно. Настоящего понимания между поколениями нет ни в одной из семей. Но есть еще отец Тира (Андрей Смоляков), который без колебаний бросает выгодную работу, когда босс называет его сына клоуном. Он тоже не понимает сына и его жизни, но безусловно принимает его таким, какой он есть.

И в заключение – о названии. Слова «доброволец», «добровольно» звучат в фильме несколько раз из уст разных людей. Возможно, эти акценты необходимы для того, чтобы подчеркнуть тему свободы выбора, который так или иначе делает каждый из героев.



Светлана Гришина