12+

Музей фресок Дионисия представляет выставку «Икона и книга»


Музей фресок Дионисия представляет выставку «Икона и книга», в которую вошли экспонаты из фондов музея и предметы частных коллекций А. В. Ильина, В. М. Момота, К. Воронина, А. В. Ренжина, А. И. Мелошенко, Ю. А. Малафеева, Д. А. Баркова, С. и У. Риццо.

Коллекция старопечатных книг в музее является самой молодой в Вологодской области. Ее возрождение началось в 1993 году. Большинство старопечатных изданий поступило в качестве даров от почитателей Ферапонтова: представителей творческих профессий, государственных учреждений, банков и общественных организаций. Старейшие музейные экземпляры датируются серединой и второй половиной XVI века. На выставке представлено уникальное широкошрифтное Евангелие, выпущенное в анонимной московской типографии до 1564 года, то есть до появления «первопечатного» «Апостола» Ивана Федорова. Экземпляры этого Евангелия дошли до нас в ограниченном количестве: по сводному каталогу изданий второй половины XVI века в отечественных и зарубежных собраниях их всего 18 экземпляров. Украшением музейной коллекции является московское издание Евангелия 1606 года печатника Анисима Михайлова-Радишевского (дар Н. С. Михалкова). Книга прекрасно сохранилась, имеет первоначальный размер и украшена гравюрами. На обложке – Распятие с предстоящими и ангелами, на фоне – серебро и басма. Выдающееся место в коллекции занимает рукописная грамота митрополита Рязанского и Муромского Стефана Яворского (дар летчика-космонавта А. А. Леонова). Она датирована 1716 годом и написана на роскошно оформленном свитке, завернутом в предохранительный футляр из узорного зеленого шелка. Грамота дана Стефаном на строительство Лукьяновой мужской пустыни неподалеку от Александровской слободы. До официального учреждения правительственной типографии (Печатного двора) в Москве функционировали передвижные печатные мастерские, одной из них была типография Ивана Федорова, выпустившего в российской столице свой знаменитый «Апостол» и работавшего затем в Остроге, Заблудове и Львове. На выставке представлена Острожская Библия 1581 года.

Славянское книгопечатание возникло на почве мощного воздействия старой немецкой и итальянской печатной книг. Древнейшие славянские труды с конца XV до середины XVI столетия печатались в Венеции, Кракове, Праге, Вильне, Цетинье и других городах. Многие характерные признаки славянских старопечатных книг восходят, в частности, к немецким прототипам, и их сопоставление – поучительный пример общности западноевропейской и восточноевропейской книгопечатных культур. Комплектование коллекции западноевропейских изданий также входит в задачу музея, поскольку понять историческую и художественную сущность русской книги можно только при сопоставлении с западной, оказавшей на русское печатное производство решающее влияние. Одним из таких примеров является замечательный экземпляр Библии на немецком языке в редакции Мартина Лютера (дар Архитектурной мастерской С. А. Образцова). Книга была напечатана Иоханном Штерном в Люнебурге в 1684 году. Она украшена 146 гравюрами более раннего времени. Из частных коллекций на выставке представлены: «Житие Сергия Радонежского и учеников его Никона и Саввы Сторожевского» 1786 года (коллекция Ю. А. Малафеева), «Иоанн Златоуст. Беседы на книгу Бытия» 1773 года (коллекция А. В. Ильина) и др.

Особого внимания заслуживают рукописи. Это Евангелие 1660–х годов из фондов Музея фресок Дионисия, «Триодь цветная» XV и «Минея» XVII веков (коллекция А. В. Ильина), старообрядческая иллюстрированная рукопись XIX века «Страсти Христовы» (коллекция К. Воронина). Как правило, текст рукописной книги писался кириллицей, слитно, в одну непрерывную строку, буквами одного размера (прописные буквы в самом тексте не употреблялись), группы слов и словосочетаний разделялись точками, а с XV века – запятыми. Древнейшие рукописные книги написаны уставом, первым по времени возникновения кириллическим почерком. Затем, во второй половине XIV века появился полуустав – деловое письмо писцов, работающих на заказ. Полуустав отличался от устава большим количеством сокращений в тексте, применением знаков ударений – «силы»; его буквы уже имели некоторый наклон, они мельче и проще в очертании. Почти одновременно с полууставом получает распространение скоропись – тип письма, отличающийся многочисленными сокращениями и безотрывочным написанием соседних букв. Однако вплоть до XVIII века книги, особенно церковные, чаще писали полууставом.

Популярными были певческие рукописные книги – их текст сопровождался специальными знаками музыкального письма – так называемыми знаменами или крюками, придававшими шрифтовому начертанию специфический вид. Крюковая нотация во второй половине XVII века была вытеснена нотолинейной, она сохранилась лишь в старообрядческой среде. Среди экспонатов два подобных образца: «Ирмологий нотного пения» XVII в., (коллекция А. В. Ильина) и «Октоих на крюковых нотах» второй половины XIX в., (Музей фресок Дионисия). Книги, представленные на выставке, украшены гравюрами, заставками и инициалами (буквицами). Декоративное убранство является неотъемлемой частью текста, едино с ним и знаменует его начало и его завершение.
Экспонируемые иконы, также неслучайны. Все они имеют большие или малые текстовые вставки. Это «Св. Нифонт и Великомученица Варвара» XVIII в., «Евангелист Марк» XVII в., (коллекция В. М. Момота), «Воскрешение Господа нашего Иисуса Христа. Сошествие во Ад» XVII в. (коллекция А. В. Ильина), а так же минейные иконы XVIII в., «Богородица во скорбях и печалях утешение» XIXв., (Музей фресок Дионисия) и другие. В основе содержания и композиции иконы всегда лежит богослужебный текст. Это, прежде всего, текст Священного Писания. Например, Страшный Суд – Откровение Иоанна Богослова. Вербальным источником иконы может стать апокриф (Рождество Пресвятой Богородицы). Слово из Жития святого переходит в надписи клейм житийных икон. В использовании акафиста как основы для появления образа возникают еще более сложные взаимоотношения иконы и слова. Следует вспомнить и такой словесный источник иконы, как толковый иконописный подлинник, который существует наряду с лицевым. В нем кратко описывается, как надо писать тот или иной праздник, того или иного святого.

От древнего и христианского Востока русская икона органически впитала такую особенность, как изобразительность надписи. В то же время, надпись, как и изображение, имела знаковый смысл. По значительности содержания и образа, надпись оставалась равной древнему иератическому, то есть священному письму. Так, теонимограмма Христа (IC ХС) или буквы А (альфа) и О (омега), буква С, выражавшая понятие «Спаситель», свободно заменяли собой изображение Христа. Текст постепенно входил в икону. Первоначально это были имена Христа, Богородицы, святого, или название христианского праздника. Затем появляются тексты на открытом Евангелии Спасителя и свитках пророков. Со временем возникают житийные иконы, в клеймах которых обязательно пишется текст, поясняющий изображение. Начиная с середины XVI века, появляются иконы с усложненными аллегорическими и дидактическими сюжетами. Пояснения и комментарии к изображению пишутся сначала на полях. Позже текст полностью заполняет поля иконы, образуя своеобразную раму. Постепенно, становясь все больше по объему, текст проникает и в средник иконы. Со временем пространство, в котором сделаны надписи, совершенно отделяется от сакрального пространства иконы, а текст обособляется от изображения. В конце XIX века с появлением печатных литографий в икону проникает и официальный текст (разрешение на печать, имя хромолитографа и т. д.). На примерах экспонатов выставки можно проследить развитие традиции расположения текста в иконе на протяжении нескольких веков. Особого внимания заслуживают минейные иконы, или менологии (Музей фресок Дионисия) – многофигурные композиции с ярусами святых и праздников в соответствии с календарным порядком – днями каждого месяца церковного года. Первоначально введенные в употребление в Византии в XI - XII веках, они стали популярными на русской почве.

В контексте идеи выставки, по-новому воспринимаются не только «парадные» надписи на иконах и книгах, но и скромные подписи «от руки» на полях последних страниц и тыльных сторонах досок, как, например, на маленькой иконе с изображением Преподобного Севастиана Сохотского: «Труды сохотских инокинь».



Ольга Силина, Музей фресок Дионисия