12+

Встреча с режиссером Александром Прошкиным


10 июля 2012 года в кинотеатре «Салют» по многочисленным просьбам зрителей состоялся повторный показ фильма «Искупление» по одноименной повести Фридриха Горенштейна и встреча с режиссером Александром Прошкиным, который ответил на вопросы зрителей и журналистов.

Александр Анатольевич, почему Вы обратились к этой повести?

Я хочу, чтобы нынешнее поколение понимало, через что прошли их родители и деды. Мы до сих пор празднуем День Победы с парадами; люди тех поколений, которые не имели отношения к этой войне, повязывают георгиевские ленточки на машины и продевают в петлицы. Меня этот дух победителей шокирует, потому что настоящая цена этой победы – 27 миллионов жизней. Ни одна страна в истории человечества не заплатила такую цену за победу в войне. Очень тяжелыми были и послевоенные годы: царили нищета, голод. Пропало общее напряжение нации в ожидании победы, пропала надежда на улучшение политического климата внутри страны. Именно в это время арестовали Солженицына, чуть позже начались антисемитская компания и «дело врачей».

Мы одной ногой стоим в прошлом, а другой ногой шагаем в светлое, но неизвестное будущее. И пока не поймем, что же произошло за 70 лет советской власти, мы не будем знать, куда идем. Сегодня в нашем обществе нет четких критериев оценки этого периода истории. Например, Сталин воспринимается, с одной стороны, как кровавый палач и убийца, а с другой – как выдающийся военный руководитель и удачный менеджер. Поэтому я считаю лично своей задачей разобраться в том, что с нами случилось, как деформировалось наше самосознание. В той же Германии деятели культуры, кстати, во многом именно кинематографисты, переродили нацию – она прошла через период покаяния. У нас этого не произошло, во всяком случае, в полной мере.

Как Вы подобрали молодых актеров, сыгравших главные роли?

На роли главных героев мне было важно найти совсем молодых людей, которые особенно драматично воспринимают все, что происходит в жизни, и не имеют никакого кинематографического шлейфа. Кроме того, я должен был попасть в некий стереотип лиц, «созвучный» сороковым годам, ведь у каждого времени он свой. Поэтому мне было важно, чтобы эти актеры выбивались из современного стереотипа. Риналь Мухаметов – студент третьего курса, Вика Романенко – молодая театральная актриса. А вот вторые роли играют актеры известные, с которыми я много работал.

Когда фильм выйдет в прокат в России? Какова, на Ваш взгляд, будет реакция российской публики?

Фильм выходит в России осенью, но прокат будет небольшой. Я еще не могу привыкнуть к тому, что раньше мои картины видело огромное количество людей. «Холодное лето 53-го», снятое в 1987-м, за год посмотрело 64 миллиона зрителей. А сейчас у нас, как правило, 12 – 15 копий, в случае с «Искуплением», возможно, будет копий 50 – 60, то есть фильм пойдет в очень небольшом количестве кинотеатров.

Что же касается реакции зрителей – я не обольщаюсь. Это тяжелый фильм, а современная российская публика разучилась задумываться, она хочет только развлекаться.

Почему это происходит?

Несколько лет назад я был на Международном кинофестивале в Пусане в Южной Корее, и меня просто потряс интерес людей к кинематографу, в первую очередь к своему. Люди прилетали на киносеансы из Сеула! И я понял прямую связь: когда нация находится «на подъеме», этот подъем вызывает особый интерес к собственной культуре вообще и к кинематографу в частности. Страны, которые не любят свое кино, находятся в некоей духовной депрессии. В советское время, несмотря на жесткую цензуру, кинематограф был неким заместителем церкви, и люди ходили в кинонотеатры, чтобы получить духовную поддержку. Поэтому появились и Калатозов, и Тарковский. А сейчас зрители привыкли, что кино должно их веселить, пугать, щекотать нервы, но при этом они не хотят задумываться, а самое главное – чувствовать. Вот, например, мелодрама – эмоционально «затратный» жанр, и сейчас она у нас очень непопулярна. Но когда-нибудь эта ситуация изменится.

Обсуждаете ли Вы со своим сыном-режиссером профессиональные проблемы? Что Вы думаете о его новом фильме?

В нашей профессии главная проблема в том, что ты каждый раз не знаешь, будешь ты еще работать или не будешь. Средства на фильм каждый раз находятся совершенно случайно. А по поводу работ Андрея я волнуюсь больше, чем по поводу собственных. Сейчас он снял большую историческую картину «Орда» о событиях XIV века, которая получила приз за режиссуру и за лучшую женскую роль на Московском международном кинофестивале – и я немножко успокоился.


Светлана Гришина