12+

"Карамазовы и ад"

IX Международный театральный фестиваль
«ГОЛОСА ИСТОРИИ»

Рубрику ведет театровед Алексей Сальников

«КАРАМАЗОВЫ И АД»
Вологодский ордена «Знак Почета» государственный драматический театр

Первым на подмостки IX Международного фестивали «Голоса истории» вышел Вологодский драматический театр. «Карамазовы и ад» - эту пьесу Николая Климонтовича вологжане избрали для фестивальной афиши. Думаю, нет надобности говорить о том, какое произведение отечественной классики легло в основу пьесы.

На сцене остов огромного усадебного дома (художник Елена Сенатова). Его фронтон увенчан барельефом с изображением необычной Фемиды: с русалочьим хвостом, отрубленной головой, но непременными весами в одной руке. Нижняя часть полусгоревшего дома, подвал – место обитания «Незаконного Смердякова» (актер Дмитрий Мельников), средняя часть – жилые покои, в центре которых гроб с телом убиенного «Папаши Карамазова» (актер Владимир Таныгин). Вокруг этого гроба идёт разбирательство об убийстве Папаши. Разбирательство ведут «Ретроградный чёрт» (народный артист России Леонид Рудой) и «Чёрт с «направлением» (артист Сергей Закутин). Им внимают то ли присяжные, то ли мрачные свидетели происходящего – 13 фигур в чёрных балахонах с капюшонами, скрывающими лица (Камерный мужской хор Вологодской филармонии). В начале спектакля главные действующие лица – «Старший сын» (актер Иван Мамонов), «Средний сын» (актер Николай Куцегреев), «Младший сын» (актер А. Чупин) – молча стоят в центре помоста, напоминая известную скульптуру Ф.Фивейского «Сильнее смерти».

Примечание для внимательного читателя: все персонажи именно так драматургом и поименованы, отчего автором рецензии приводятся в кавычках.

Конечно, трудно уложить весь смысл великого романа в два часа спектакля. К тому же восприятие современного зрителя, воспитанного на рекламных и музыкальных клипах, режиссеру-постановщику – художественному руководителю Вологодского драматического театра Зурабу Нанобашвили – так или иначе приходилось учитывать. Но современные реалии не вошли в противоречие с художественным замыслом спектакля. Несмотря на то, что по форме он напоминает дивертисмент, когда монолог каждого героя выглядит отдельным «номером», целостность спектакля не разрушается. Выяснение, кто повинен в смерти «Папаши Карамазова», нравственные переживания героев, стремление каждого из них убедить собеседника в своей правоте, осознание вины за происшедшее – всё настолько художественно убедительно, что заставляет совершенно по-новому взглянуть на хорошо знакомое произведение. Театр мастерски справился с трудной задачей исследования человеческого духа, поисками причин нравственного падения и нравственного возрождения.

Как-то Зураб Нанобашвили обмолвился, что, работая над спектаклем, он рассчитывает на зрителя случайного, попавшего в театр впервые или после многолетнего перерыва. Этот спектакль, безусловно, рассчитан на другого зрителя – на такого, который готов вместе с театром окунуться в поиск истины, спорить с автором спектакля, в чем-то не соглашаясь с ним, доказывать свою правоту. Но главное – на зрителя неравнодушного к жизни, готового вместе с театром задуматься об основных жизненных принципах, которые могут или возвысить человека, или низвергнуть его во тьму ада.

К сожалению, как всегда, спектакль при переносе в сценическую коробку может что-то утратить. Так что остаётся только позавидовать зрителям, видевшим спектакль Вологодского драматического театра «Карамазовы и ад» по пьесе Н. Климонтовича на фестивале «Голоса истории». Впрочем, когда-то существовала практика показа фестивальных спектаклей вологодских театров и после фестиваля. Надеюсь, она будет продолжена и в этом году.

Алексей Сальников