12+

В Кирилло-Белозерском музее-заповеднике ведутся археологические раскопки

В Кирилло-Белозерском музее-заповеднике ведутся археологические раскопки

Сохранение памятников истории и культуры всегда тесно связано с их изучением. Хроника Кирилло-Белозерского монастыря хорошо известна, и экскурсоводы музея охотно делятся фактами из жизни обители с туристами. Тем не менее, исследования не прекращаются. На данный момент на территории Кирилло-Белозерского музея-заповедника сразу в нескольких местах проходят археологические раскопки. О том, с какой целью ведутся эти работы, и что интересного удалось найти, в интервью для kirmuseum.ru рассказал директор научно-исследовательского центра «Древности» Илья Папин.

– Илья Валерьевич, чем сейчас занимаются специалисты вашего центра в музее?

– Перед нами стоят две задачи, которые мы решаем параллельно. Первая – это надзор или, правильнее сказать, археологическое наблюдение за реставрационными работами. На центральной площади ведутся большие работы по благоустройству территории: перекладка дорожек, вертикальная планировка. Мы следим за тем, как проводятся земляные работы. В случае обнаружения объектов, имеющих археологическую ценность, мы должны приостановить строительство, обследовать участок и принять решение: необходимо проведение полноценных исследований или нет. Результат уже есть: в начале лета между Братским корпусом и церковью Епифания было обнаружено несколько погребений. Мы определили контуры могил, нанесли их на план. В связи с этой находкой в проекте по благоустройству территории произошли изменения. Было принято решение зонировать кладбище и не прокладывать в данном месте дорожку, как задумывалось первоначально.

– Какова вторая задача?

– Вторая наша задача – это как раз раскопки. Архитекторами готовится новый генеральный план Кирилло-Белозерского монастыря, вместе с тем специалисты разрабатывают проект реставрации стен XVI века. По этой причине мы производим предварительный зондаж территории. Цель – уточнить местоположение монастырских построек, которые сейчас не существуют или сохранились частично. На данный момент работы ведутся у Святых врат Ивановского монастыря, также мы расчищаем остатки Круглой башни.

– Места раскопок выбираются целенаправленно?

– Мы работаем, ориентируясь на планы, описи, различные документы. Археология – это достаточно трудоёмкое и затратное дело, чтобы раскапывать территорию вслепую. Необходимо сначала «прицелиться». В случае с вратами Ивановского монастыря всё было просто: в стене хорошо видны заложенные кирпичом проёмы. В описи 1601 года говорится, что в этом месте стояла квадратная двухэтажная проездная башня. У нас есть большая уверенность в том, что разобрали её достаточно рано.

Хорошо видны на поверхности и остатки кладки Круглой башни. Сложнее с локализацией мельницы, которая упоминается в монастырских описях. Предположительно, она находилась на углу Братских келий в районе современного мостика через речку. Эта территория сама по себе интересна: в XVI-XVII веках здесь рядом стояли Круглая башня, мельница, далее ещё одна башня и стены Острога. Мы постараемся определить, где именно располагалась мельница.

– Рядом с местом раскопок у стен Ивановского монастыря лежат поднятые из земли кирпичи. Они представляют какой-либо интерес?

– Кирпичи бывают разные. Если мы находим мелкий кирпичный бой, то мы его не изучаем. Каменное строительство в монастыре началось довольно давно, почти везде есть ломаный кирпич от разобранных или разрушенных построек. Поэтому сам по себе этот слой мало что значит. А когда мы обнаруживаем целые или почти целые кирпичи, а тем более регулярную кладку, то такая находка уже представляет определенный интерес. Как известно, в разное время при строительстве использовался кирпич разного размера. Выполнив обмеры, мы можем довольно точно датировать постройки.
Так, начав раскопки у стены Ивановского монастыря, мы обнаружили любопытное мощение, окружающее остатки башни. Оно представляет собой три слоя кирпичей, уложенных безо всякого раствора или просто на глине. Чистый небитый кирпич, ориентировочно, XVII века.

– Вы можете предположить, что это такое?

– Возможно, это мощение дороги или своеобразная «паперть» достаточно необычной для Кирилло-Белозерского монастыря конструкции.

– А как обстоят дела с исследованием Круглой башни?

– С Круглой башней всё проще. Она существовала довольно долго и есть на планах монастыря XVIII века. Куски кладки видны и сейчас, наша задача – расчистить место, где находилась башня, уточнить её размеры, нанести на план и на этом остановиться. Полномасштабных исследований пока не планируем.

– Илья Валерьевич, скажите, а что ещё интересного есть в ваших планах на археологический сезон – 2014?

– Мой научный интерес сосредоточен здесь – в Кириллове, Ферапонтове, Цыпине. В Ферапонтове мы также производим археологическое наблюдение в связи с благоустройством территории Музея фресок Дионисия. В Цыпине обследуем территорию под музей деревянного зодчества, который планируется создать – ищем памятники археологии, пытаемся определить местоположение первоначальной Ильинской церкви. Также в Вологде мы проводим охранные археологические исследования, связанные со строительством зданий в исторической части города. Кроме того, сотрудники нашего центра сейчас участвуют в работе Онежско-Сухонской экспедиции Института археологии РАН, ежегодно проводящей исследования памятников археологии древнерусского времени на территории Вологодской области. Это давнее сотрудничество. На базе этой экспедиции студенты Вологодского государственного университета проходят практику под моим руководством.

Информация Кирилло-Белозерского музея-заповедника  


Перейти к другим новостям культурной жизни Вологодской области

Афиша Вологды, Череповца, районов области