12+

Художник Николай Домашенко: «Меня вдохновляет Гоголь»

Открытие пятого Всероссийского конгресса экслибриса состоялось в пятницу, 21 августа, в Доме Корбакова. Гости Вологды и жители города, помимо поздравлений в адрес организаторов и торжественной части с музыкальным сопровождением, могли услышать рассказы художников о своих работах, представленных в экспозициях.

Некоторые из 7 персональных выставок включают в себя исключительно экслибрисы, некоторые экспозиции – шире, и посетители могут увидеть не только книжные знаки, но и графические работы более крупного объема: иллюстрации к изданиям для детей, рисунки для периодики, композиции на основе графики. Юбилейную выставку экслибрисов, графики и книжных иллюстраций представил член НП «НОЛЭ» Николай Домашенко из Санкт-Петербурга. Он участвует в конгрессе с самого начала. Кроме этого, Николай Иванович входил в инициативную группу художников, которые в 2013 году организовывали выставку живописи и графики «Тихие» в Центральном выставочном зале ВОКГ.

Он рассказал о своем видении экслибриса и пояснил некоторые интересные моменты, связанные с созданием книжного знака.

Среди ваших работ есть чёрно-белые и повторяющие их цветные? Как называется этот приём в экслибрисе?

Это иллюминация, специальное раскрашивание. Чаще всего раскрашивают литографию. Делается специальный оттиск на нескольких досках, затем полученный рисунок раскрашивается. Посетители выставки всегда больше воспринимают цвет, цветные вещи более эмоциональны.

В каких техниках вы еще работаете?

В основном люблю работать в технике сухой иглы. Эту технику всегда можно отличить от других тем, что на изображении есть как тончайшие линии, так и очень мощные: толщина линии зависит от силы нажима на иглу. И если присмотреться, то на работах в сухой игле есть натиск – следы от работы. Также это признак того, что перед вами не копия. На этой выставке представлены оригиналы экслибрисов в этой технике. Сухая игла – это гравюра. Единственное, что нужно учитывать – это зеркальное отражение при переносе рисунка. Также я часто работаю в технике автолитографии. Чем литография отличается от автолитографии? Это эскиз, подписанный автором. В офорте я тоже работаю, но реже. Если в сухой игле рисунок зависит от силы нажима, то здесь в основном работает кислота – в нужных местах рисунка протравливаются линии.

В вашем творчестве преобладают сказочные сюжеты? Откуда черпаете вдохновение?

Меня вдохновляет Гоголь. У меня есть целая серия работ, посвящённая его творчеству: здесь и сюжеты «Вия», к примеру, рисунок для классической сцены, где чудовище просит поднять ему веки. И панночка верхом на испуганном Хоме, и герои «Заколдованного места».

На некоторых работах у вас стоит не просто год, а отрезок времени, например 1991 – 1993 годы? Почему так долго рождалась работа?

Очень часто возвращаюсь к чёрно-белой работе, когда вижу смысл её раскрасить. И под такими изображениями ставлю не конкретный год, а промежуток. К примеру, когда мы вместе с коллегами готовили альбом к 300-летию Петербурга, то рисунки церквей нужно было раскрасить. Кстати, с этим изданием у меня связаны очень личные воспоминания. На одной из работ я изобразил надгробие на могиле Римского-Корсакова и рядом грустного ангела. Это образ моей погибшей дочери.

Вы изображаете не только сказочных героев, но и бытовые эпизоды. Чем они вас привлекают?

Быт – это большая часть нашей жизни, мы живём в окружении вещей. У меня был целый цикл графических иллюстраций эту тему. На рисунках запечатлены как отдельные предметы, так и комнаты в целом.

С какими изданиями вы работаете?

Например, есть такой журнал «Сибирячок». Вы, конечно, помните – в советские годы был очень популярен детский журнал «Мурзилка». Так вот если там героем является необычный пушистый персонаж в шарфике и беретке, то здесь нечто вроде домового или мальчишки-лесовичка с шляпкой-шишкой. Мы с редакцией «Сибирячка» в 2012 году придумали проект, посвящённый народным героям-партизанам. Среди таких персонажей Василиса Кожина, известная как старостиха Василиса, участница Отечественной войны 1812 года, один из командиров партизанского движения Денис Давыдов и другие отважные герои. Помимо изображения я попробовал себя ещё и в написании стилизованных шрифтов.

Для кого вы обычно готовите экслибрисы?

Бывает по-разному: часто просят друзья, и я не отказываю. Люди любят удивлять родных и близких, особенно на Рождество. Практически каждый год приходится изготавливать не по одному десятку экслибрисов именно для этого праздника. Бывают крупные и серьезные экслибрисы под заказ, например, к 60-летию Пиотровского, директора Государственного Эрмитажа в 2014-м году.

Рисунки по сюжетам классической литературы тоже есть в вашей экспозиции. Расскажите, какие издания вы иллюстрировали?

Помимо гоголевских повестей рисовал эскизы к пушкинской пьесе «Каменный гость», всего было изготовлено шесть ключевых сюжетных картин. Делал рисунки к басням Крылова. Часто создаю виды городов, больше всего, наверное, Санкт-Петербурга, потому что вижу его каждый день. Хочется сделать как можно больше для того, чтобы город остался в памяти потомков.

***

В экспозиции Николая Домашенко, помимо графики, можно рассмотреть буклеты с выставок и увидеть черновые работы автора.

Вместе с этой выставкой на двух этажах Дома Корбакова расположились персональная выставка экслибрисов, графики и книжных иллюстраций Э.В. Фролова (Вологда); персональная выставка экслибрисов и графики А.А. Григорьева (Брест, Республика Беларусь); выставка экслибрисов и графики лауреатов 4-й Всероссийской выставки экслибриса; выставка гравюры XVII – XXI веков из собрания члена НП «НОЛЭ» В.Г. Беликова (Москва); выставка экслибрисов художников и коллекционеров старшего поколения «Памяти ушедших; выставка экслибрисов и графики участников проекта «Творческая лаборатория по графическому искусству в Вологде» и выставка книжных иллюстраций художников Вологды и гостей проекта. Экспозиции работают до 23 сентября.

Ольга Поварова