Вологда литературная

Сергей Фаустов: «Михаил Сопин не был и не будет “местечковым поэтом”»

Ольга Поварова

Сергей ФаустовСергей, вы тесно сотрудничали с Михаилом Сопиным в ЛитО «Ступени», которое он возглавлял наряду с Юрием Ледневым. Что вы можете сказать о нем как о поэте и одном из лидеров объединения?

Михаил Сопин – поэт яркий. Мы оказались в ЛитО «Ступени» практически одновременно. Но он пришел сразу как мэтр, а я – как начинающий, и мне было очень страшно. Ведь у меня техническое образование, а на заседаниях ЛитО нужно говорить на гуманитарные темы. Сопин говорил на эти темы очень хорошо – кратко, содержательно и эмоционально. А когда он читал стихи, он не просто произносил их вслух – он обязательно вставал, жестикулировал, словно отрешался от окружающего мира, погружаясь с головой в стихию поэзии.

Сергей Фаустов и Михаил Сопин на заседании ЛитО «Ступени». Фото из личного архиваГлавным в моем впечатлении от Сопина как руководителя «Ступеней» было то, что он никогда и никого не ругал. А то, что человек никого не ругает – это проявление культуры. И доброты. Стоит объяснить, что я понимаю под сопинской добротой. Это не какая-то благожелательная «размазня» – это четкая, острая, резкая доброта, присущая, наверное, только ему.

Узнавая его все больше, я с удивлением заметил, что его стихи для меня гораздо интереснее и замечательнее, чем разговоры с ним. Мы вообще разговаривали с ним очень мало – комфортнее было молчать в присутствии друг друга. Из этого общения я сделал для себя важный жизненный вывод: нужно всегда говорить и писать так, чтобы твоя мысль не была перебита излишком слов.

Вы вместе с Татьяной Сопиной и Валерием Архиповым входите в состав жюри конкурса «Мы все на земле не случайны». Прокомментируйте его итоги. 

Нас удивила география участников конкурса: от Забайкалья до Черногории, от Архангельска до Ставрополя. Участвовало 90 авторов. Порадовало то, что были присланы очень разные произведения, хотя излишний пафос некоторых стихотворений немного огорчил. Одним из главных критериев отбора были содержательность и осмысленность стихов. Но самый главный, хоть и трудно объяснимый на словах, критерий – это чтение работ глазами Сопина. Каждый раз после прочтения очередного присланного стихотворения жюри задавалось вопросом: а как бы оценил это Михаил Николаевич?

Юрий Леднев и Михаил Сопин. Фото из личного архиваЧетко соблюсти критерий «сопинского прочтения», конечно, очень помогала Татьяна Сопина. Чтецом стихов был назначен Валерий Архипов, и в его устах каждая работа приобретала свое, нужное звучание. Он умеет превращать стихотворение в некое аудиовизуальное событие. К примеру, именно после прочтения Архиповым стихотворения Марины Пыжьяновой всем членам жюри стало понятно, что именно эта работа будет удостоена первого места на конкурсе.

Среди участников конкурса практически не было профессионалов. Лично для меня это очень ценно, уверен, что и Сопин это оценил бы. Марина Пыжьянова из Башкортостана, занявшая первое место в номинации «Стихотворения», – инженер-гидрогеолог, работает на водоканале. Второе место занял вологжанин Александр Поляков. На третьем месте оказалась москвичка Надежда Ягова (на Стихи.Ру она публикуется под псевдонимом Надя Яга). Среди победителей она более всех близка к профессионалам.

Михаил Сопин. Фото Ларисы НаволодскойВторая номинация конкурса – «Афоризм» – передает ёмкость и содержательность сопинской поэзии. Если в «Стихотворениях» среди победителей был только один житель Вологды, то здесь равных вологжанам не оказалось. Первое место завоевала Ольга Халявина, библиотекарь Вологодской областной юношеской библиотеки, второе – Галина Макарова (мы ее знали как автора стихов, но оказалось, что она еще пишет и очень хорошие афоризмы) и третье – Антон Янковский (кстати, он, выпускник литинститута, тоже ближе к профессионалам).

Удивительно то, что, хотя члены жюри выбирали претендентов на призовые места по отдельности, их мнения во многом совпадали. Думаю, это не случайно и говорит о том, что мы выбрали верный путь в оценке стихов и не ошиблись в их «сопинском прочтении».

В своей книге «Харизма вологодской литературы» вы размышляете и о Михаиле Сопине. Каков главный вывод, к которому вы приходите?

«Харизму…» я делал не с целью совершить какие-то открытия – это получилась своего рода книга-игра, попытка при помощи межкультурных параллелей осмыслить творчество земляков и современников. А главное состоит в том, что Михаил не был и не будет «местечковым поэтом»: его поэзия имеет общечеловеческое значение.