Навстречу Году литературы

Зачем и почему мы читаем?

Светлана Гришина

В преддверии Года литературы мы решили еще раз поднять тему чтения. Наши собеседники – учителя литературы вологодской школы № 8 Татьяна Кукина и Людмила Курышева, преподающие сейчас в 10-х и 11-х классах.

Татьяна Кукина. Фото из личного архиваТатьяна Юрьевна, Людмила Петровна, имея большой опыт преподавания литературы в школе, вы можете делать наблюдения и выводы о том, как меняется со временем отношение детей и подростков к книге и чтению. Что можно сказать в этом плане о сегодняшних старшеклассниках?

Т.Ю.: Сегодня многие дети читают, но не классическую литературу, а детективы, приключения, фантастику. По своим наблюдениям могу сказать, что лет 20 назад программные произведения вызывали больше интереса и практически всегда бывали прочитаны. Возможно, это было связано с тем, что тогда в школьном курсе литературы появился целый ряд текстов, ранее не изучавшихся: «Тихий Дон» Шолохова, «Бег» Булгакова, «Мы» Замятина и другие. Одно время в программу входила и зарубежная литература, в том числе детективы и фантастика – это тоже привлекало.

Сейчас с проблемой прочтения текста к уроку приходится сталкиваться чаще. Да и многие родители говорят, что зачастую сложно убедить ребенка почитать книгу: слишком много времени отнимают компьютер и телевидение. Бывает, что ученики приходят на урок, только посмотрев телеверсию, и нестыковок с текстом не видят. Да и чтение «по обязанности» не приносит желаемого результата – книга не оставляет следа в сознании и в душе. Есть и еще одна трудность, которой раньше не возникало: у многих детей нет привычки брать книги в библиотеке. Если школьная библиотека закрыта, то найти бумажную книгу, чтобы принести ее на урок, – для большинства серьезная проблема.

Людмила Курышева: на литературном вечере «Рождество во французской литературе». Фото из личного архиваЛ.П.: Мои нынешние одиннадцатиклассники читают много, но тоже не классику. Хотя есть несколько девочек, которые ходят в юношескую библиотеку на заседания «Общества борьбы со скукой»: собираются раз в месяц и обсуждают произведения Чехова, Куприна и других писателей-классиков.

Т.Ю.: Читают дети или нет, зависит во многом и от того, насколько развита культура чтения в семье. Если дети привыкли к тому, что им с раннего детства читают, поощряют их самостоятельное чтение, предлагая книги и интересуясь их мнением о прочитанном, то у них формируется серьезное отношение к литературе. И, конечно, читать должны и сами родители – без их примера у ребенка очень сложно воспитать потребность в книге.

Кстати, что касается культуры чтения дома. Не знаю, есть ли в семьях нынешних школьников домашние библиотеки, но когда выясняется, что дома у ученика нет ни Пушкина, ни Лермонтова, ни Гоголя, то возникает вопрос: а где же книги, по которым учились в школе его родители? По моему опыту и опыту моих друзей, книги в семье не исчезают – они передаются от поколения к поколению. Возможно, теперь эта ситуация изменилась, и это немного настораживает.

Л.П.: В социальных сетях, где школьники проводят много времени, довольно популярны разного рода анекдоты на тему чтения: «Ты прочитал «Войну и мир»? Значит, у тебя много свободного времени! Значит, ты работаешь плохо!» и т.п. Шутки шутками, но когда в группе 500 тысяч подписчиков – это уже общественное мнение, и оно негативно сказывается на отношении к чтению. Нам сегодня приходится бороться с этим стереотипом.  

Школьная программа в основном состоит из классики – насколько она близка и понятна нынешним детям?

Т.Ю.: Не каждое произведение может быть воспринято школьниками при изучении в 10-11 классах, потому что многое им трудно понять в силу юного возраста и нехватки жизненного опыта. Несколько лет спустя они и Достоевского и Чехова воспринимают совершенно по-другому. Главное – чтобы книга их чем-то задела, чтобы им через какое-то время снова захотелось взять ее в руки.

Л.П.: Гораздо более серьезные проблемы в восприятии классики связаны с тем, что дети, во-первых, не всегда понимают язык классических произведений (слишком многое требует подробного комментария), а во-вторых, не соотносят знания по истории с реалиями, описанными в художественных текстах. А не зная, например, в чем было историческое значение восстания декабристов, невозможно понять многое ни у Пушкина, ни у Лермонтова.

Т.Ю.: Да, если раньше изучая «Войну и мир», можно было услышать от школьника, что он не согласен с его трактовкой образа Наполеона у Толстого – ему ближе позиция Тарле, то сейчас такого не бывает. «Военные» главы в «Войне и мире», как и в «Тихом Доне», вообще читаются с огромным трудом – приходится изучать эти романы по выборочным фрагментам. С романами Достоевского порой возникает такая же ситуация. Но вместе с тем есть подростки, которым классическая литература интересна. И есть те, кто на филфак поступает – не просто потому, что туда легко поступить, а потому, что это им нравится.

Как вы думаете, не будет ли в перспективе классическая литература постепенно уходить из программы?

Т.Ю.: Думаю, что не будет, потому что в обозримом будущем заменить классику нечем. И это не претензия к уровню литературы современной. Дело в том, что вопрос определения ценности литературного произведения или творчества конкретного автора – это вопрос времени. Рядом с Пушкиным, например, или с Достоевским было достаточно много поэтов и писателей, но в итоге крупнейшими фигурами русской словесности стали именно они, а те, кто были рядом, отошли на второй или третий план. Так и с творчеством современных авторов – только время покажет, кто из них оставил более яркий след в литературе.

Какое место в программе по литературе занимает сегодня так называемый краеведческий компонент? Насколько дети осведомлены о том, какой вклад в литературу внесли вологжане?

Т.Ю.: В школах области в младших и средних классах сейчас есть предмет «Литература Вологодского края», но изучаются тексты писателей-вологжан только на уроках внеклассного чтения. В старших классах на это, к сожалению, просто нет времени.

Что для вас как учителей литературы означает Год литературы? Что вы планируете сделать, чтобы привлечь к теме литературы особое внимание ваших учеников?

Л.П.: Очень хотелось бы наполнить учебный год какими-то особенными событиями, связанными с темой литературы. Но сейчас у детей и учителей нет культуры послеурочной деятельности: оставаться в школе, когда закончились занятия, чтобы готовиться к конкурсу или к вечеру, теперь как-то не принято. Возможно, одна из причин – масса дополнительных занятий у школьников: уроки у репетиторов, курсы английского, компьютерные курсы, подготовка к поступлению в вуз... Хотя, когда мы проводим в школе, например, Неделю литературы, то видим, что детям это нужно. Может быть, Год литературы поможет вернуть эту традицию. 

Как вы думаете, будут ли ваши ученики читать после школы?

Т.Ю.: Мои прежние выпускники, окончившие школу два – три года назад, особенно те, кто учится в Москве и Петербурге, говорят, что в студенческой среде читать снова стало модным. Они покупают электронные книги и закачивают туда то, что не успели прочитать в школе. Что-то из школьной программы они перечитывают, воспринимая совершенно по-другому.

Л.П.: Они и сейчас уже перечитывают: год назад, в 10 классе, что-то было им непонятно, а сейчас стало интересно. То, что проходим теперь, в 11-м, они в основном читают с удовольствием. Многие и помимо школьной программы читают – было бы желание, а время они найдут. В сочинениях, бывает, приводят примеры текстов, которые и я не читала – тогда я беру и читаю.

Т.Ю.: На мой взгляд, самая главная задача учителя литературы – не погасить желание читать.

***

По просьбе редакции журнала Татьяна Кукина и Людмила Курышева предложили своим ученикам поразмышлять над вопросом, для чего нужно читать. Выдержки из эссе, написанных школьниками, мы предлагаем вашему вниманию. Надеемся, что это окажется интересным и учителям, и библиотекарям, а самое главное – родителям, в руках которых, по мнению героев нашего интервью, читательское будущее ребенка. 

Бахарева Анжела:
«Чтение – важнейшая духовная потребность людей. Благодаря чтению у человека развивается воображение, он фантазирует, размышляет, задумывается над разными жизненными вопросами».

Ирхина Марина:
«Без книг не было бы ученых, философов, писателей, учителей, врачей. Можно сказать, что не было людей, хорошо знающих свое дело».

Спицина Дарина:
«Чтение книг повышает уровень интеллекта, а значит, открывается возможность рассуждать на серьезные темы, решать сложные задачи, быстро находить выход из тяжелой ситуации».

Калиничева Даша:
«Большинство из нас не успевает за свою короткую жизнь увидеть весь мир, испытать все доступные человеку чувства, познать всё, что есть в мире. Однако всё, что недоступно нам в реальной жизни, мы можем познать через книги. Побывать в недоступных для человека местах, познакомиться с историческими личностями – всё это и многое другое позволяет нам сделать книга».

Полуэктов Денис:
«Читая, мы пополняем словарный запас, тренируем зрительную память, запоминая написание тех или иных слов и предложений».

Васютина Анна:
«Не важно, как мы читаем книги, какими электронными устройствами пользуемся. Важно, чтобы книги оставались важным звеном в жизни человека».