Мастерская

«Вечные ценности» вологодских эмальеров

Влада Кустова

Спустя 200 лет утраченное на Вологодчине эмальерное искусство возрождается и развивается усилиями местных мастеров. Причем второе рождение этот промысел переживал уже дважды. О его истории рассказывает заведующая художественным отделом Вологодского музея-заповедника Ангелина Глебова:

– Технология эмалей (тогда она называлась финифтью) пришла на Русь из Византии и в XII веке успешно осваивалась во многих русских городах. Самыми ранними на Руси были перегородчатые и выемчатые эмали, гораздо позднее появились живописные и витражные. Первые изделия выполнялись на серебре и на золоте, поэтому были очень дороги. По красоте эмаль не уступает драгоценным камням, при этом она обладает удивительным свойством – она абсолютно неподвластна времени. Основу эмали составляет стекловидный сплав, окрашенный различными окислами металлов. Эмаль не боится сырости, света, может находиться долгое время в земле и при этом не крошится, не тускнеет, не теряет своей цветоносности. В старину приобрести такое изделие могли только великие князья, монастырские и церковные службы, богатые купцы.

Ювелирные украшения Сергея Рычкова. Фото: reznoy-palisad.ru Ювелирные украшения Сергея Рычкова Ювелирные украшения Сергея Рычкова Работа Сергея Рычкова
Ювелирные украшения Сергея Рычкова Ювелирные украшения Сергея Рычкова Ювелирные украшения Сергея Рычкова Ювелирные украшения Сергея Рычкова
Ювелирные украшения Сергея Рычкова Работа Сергея Рычкова Ювелирные украшения Сергея Рычкова Этот комплект ювелирных украшений признан лучшим на фестивале «Голос ремесел – 2015» в номинации «Авторские изделия. Ювелирные украшения». Фото: reznoy-palisad.ru

С установлением монголо-татарского ига экономическое и культурное развитие Руси пришло в упадок. В это же время были утрачены и секреты эмальерного дела. Лишь в XVI веке искусство эмалей возродилось, а в ХVII веке забытый промысел получил широкое развитие. Крупнейшими центрами по производству эмалевых изделий тогда были Москва, Сольвычегодск, Великий Устюг, причем москвичей обучали сольвычегодские мастера. В начале ХVIII века возникли новые финифтяные центры – Петербург и Ростов Великий.

Самобытная школа живописной эмали, так называемая усольская эмаль (город Сольвычегодск раньше назывался Усольском), сложилась в Сольвычегодске к концу XVII века. Усольские мастера применяли особый прием тонкой цветной штриховки, напоминающей гравюру на дереве; изделия расписывали пышными цветами тюльпанов и лилий, изображениями птиц, мифологических животных, сюжетами из Библии Пискатора. Основную палитру составляли белые, синие, красные, желтые, коричневые цвета. Но расцвет искусства финифти был недолог. Уже в начале XVIII века торгово-экономическое значение Сольвычегодска заметно уменьшилось, и многие ремесла, в том числе эмальерное, пришли в упадок.

Возрождение утраченного промысла началось лишь в 1970-х годах. С этого времени советское правительство начало уделять большое внимание восстановлению традиционного народного искусства, развитию локальных центров. Для поднятия эмальерного дела в Великий Устюг на Кузинский механический завод были приглашены художники, занимающиеся художественной обработкой металлов. Первые их работы в основном копировали ростовскую финифть, затем началось глубокое изучение отличительных особенностей усольских эмалей. Большая заслуга в возрождении этого искусства принадлежит художнику Валерию Попову. Когда группу мастеров пригласили в Вологду на ВОХИЗ (Вологодский завод опытных и художественных изделий – прим. авт.), именно он возглавил цех эмалей. Валерий Владимирович собрал сильную команду, в которую вошли Владимир и Светлана Глунины, Елена Данкевич, Галина Некрасова, Любовь Зимина, Сергей Рычков и многие другие известные сегодня мастера. Они ездили по крупным музеям, изучали коллекции эмалей, а художники Ирина и Николай Ганичевы даже переехали на несколько лет в Сольвычегодск, чтобы на родине промысла изучать его технологию.

Сергей Рычков. Фото: reznoy-palisad.ruПосле закрытия завода в 2003 году часть художников объединилась и создала творческую мастерскую «Вологодская финифть», другие художники посвятили себя свободному творчеству. Один из немногих, кто сегодня на Вологодчине занимается горячей перегородчатой эмалью в ювелирном деле, – художник декоративно-прикладного искусства, мастер-художник первого класса, член Союза художников России Сергей Рычков.

– Я пришел на ВОХИЗ в 1985 году. Сейчас это кажется удивительным, но поначалу мы делали плакетки, вставки для календарей, номерки на двери с перегородчатой эмалью! А продавалось всё по бросовой цене. С этого я и начинал. Ведущим художником цеха эмалей, нашим начальником, был Валерий Попов – он нас мотивировал на творчество, организовывал выставки, вел творческую группу. И всегда нам говорил, чтобы мы зарисовывали буквально все, что приходит в голову. Хорошо, что я тогда прислушался к его совету – ведь и сейчас всё еще пользуюсь теми эскизами. И это не случайно: в 20 – 30 лет художник ищет себя, свой стиль, и это самое продуктивное время для творчества и экспериментов. Этим мы и занимались в творческой группе – нам выделялся один рабочий день на создание собственных изделий. Со временем мы начали делать ювелирные украшения с металлической оправой – браслеты, кулоны, серьги. Я проработал на заводе 11 лет, а потом, после реорганизации предприятия, ушел в свободные художники. Занимался у себя в общежитии, а готовые изделия сдавал в ВОХИЗ на реализацию. Тогда были очень непростые времена, и «расплачивались» со мной, к примеру, мешком вермишели или ящиком мыла.

Специального художественного образования у Сергея Алексеевича нет, однако есть прекрасное знание технологии и секретов мастерства, яркая творческая индивидуальность и оригинальный стиль. «А что касается технической стороны, то тут до сих пор приходится всё «лопатить», оттачивать мастерство можно и нужно бесконечно», – убежден мастер.

Долгие годы Сергей Рычков преподавал ювелирное дело в Центре дополнительного образования детей. Для некоторых студийцев увлечение переросло в профессию – они окончили Красносельское училище художественной обработки металлов. Сейчас Сергей Алексеевич приостановил педагогическую деятельность, но по-прежнему арендует здесь мастерскую, где и показал нам процесс изготовления ювелирных украшений в технике горячей перегородчатой эмали.

Мастер сразу оговорился, что ювелиры, работающие в этой технике, сегодня наперечет. Эта работа очень трудоемкая, а брак может выйти на завершающем этапе – и тогда, как правило, приходится все начинать заново.

Итак, сначала вырезается тонкая металлическая основа из нейзильбера – сплава меди, никеля и цинка, по внешнему виду и свойствам напоминающего мельхиор. Эта пластинка определяет будущую форму изделия. Затем на ней процарапывают контур-эскиз будущего изображения и на контур наклеивают металлические полоски-перегородки (отсюда и название «перегородчатая»).

Основу эмали составляет стекловидный сплав, окрашенный различными окислами металлов Эмаль растирают до состояния порошка Заготовки эмали На  основу, определяющую форму изделия, наклеивают металлические полоски-перегородки (отсюда и название «перегородчатая»)
При температуре около 1000 градусов детали спаивают, клей при этом выгорает Промежутки заполняются перетертой до порошка эмалью, разведенной с водой Полностью высохшее изделие обжигают в муфельной печи Кабошоны – застывшие капли эмали округлой формы, имитирующие камни

Далее при температуре около 1000 градусов детали спаивают, клей при этом выгорает. После пайки заготовку отбеливают в кислоте, чистят, промывают с мылом, обрабатывают различными щетками. Когда узор готов, промежутки заполняются перетертой до порошка эмалью, разведенной с водой. Полностью высохшее изделие обжигают в муфельной печи; для прочности его подвергают тепловой обработке несколько раз при температуре 800-900 градусов. Именно на этом этапе и может появиться брак – эмаль может вздуться пузырями, или на ней появятся поры. Если этого не произошло, то остывшее изделие обтачивают сначала на камне, потом шлифуют на вулканической резинке с абразивом, полируют на щетке и войлоке – в итоге эмаль и верх перегородок должны находиться в одной плоскости. В конце остается только смонтировать будущее украшение. Так, к примеру, на изготовление кольца средней сложности уходит один рабочий день.

Работа эмальера требует глубокого знания материала, техник работы с ним, кропотливого труда. Авторские украшения Сергея Рычкова были удостоены первого места на фестивале «Голос ремесел» в 2015 годуНо в то же время это широкий простор для экспериментов, прекрасная возможность для самовыражения. В своем творчестве мастер обращается к многовековым традициям искусства Русского Севера – он создает серьги-лунницы, серьги-шары, похожие на старинные серебряные пуговицы с эмалями, броши и серьги в виде круглых щитов, напоминающие щиты воинов; использует растительные и цветочные мотивы, геометрические орнаменты. По наблюдениям Сергея Алексеевича, мода на такие украшения не проходит.

– Когда я приступаю к работе, то в первую очередь думаю не о том, актуально ли оно сегодня, а приняли ли бы его за свое в XVII веке? Мне кажется, что чутье меня не подводит. Хотя, конечно, это не просто интуиция – только начав заниматься эмалью, мы посещали музеи, знакомились с образцами древних изделий – внимательно их изучали, перерисовывали. Так что мои украшения, авторские и современные, прочно связаны с традицией. Поэтому они и актуальны всегда. Ювелирное украшение с эмалью может стать фамильной драгоценностью и передаваться из поколения в поколение, потому что сделано оно на века.