Культурный стаж

Нина Бобарыкина: «Библиограф – это не столько профессия, сколько образ мысли»

Влада Шиловская

 

Нина Павловна БобарыкинаКак мудро подмечено в известной басне Крылова, «беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник». Действительно, чтобы полностью реализоваться в профессии и получать удовольствие от работы, нужно чувствовать себя на своем месте, а для этого желательно вовремя понять, кто же ты – «сапожник» или «пирожник». И ведь есть счастливцы, которые уже детьми твердо знают, чем они хотели бы заниматься, и вопрос о выборе профессии у них решен.

Нина Павловна Бобарыкина работает библиографом в Вологодской областной универсальной научной библиотеке с 1976 года по сегодняшний день. У выпускников Шарьинской школы-интерната, которую она окончила, было три пути – «пед, мед и культпросвет». «Я, не раздумывая, выбрала библиотечное отделение культпросветучилища в Кирове, – вспоминает Нина Павловна. – Любовь к книгам с детства не давала мне покоя: все свободное время я читала, причем так быстро, что очень скоро библиотекари стали пускать меня в запасники и закрытые фонды. Мне тогда казалось, что, став библиотекарем, я наконец-то начитаюсь…»

И Ваша мечта сбылась – начитались?

Нет. Не начиталась. Нашлись-таки другие занятия (улыбается), но уже тогда я составила для себя план чтения на ближайшие годы, и все прочла, начиная с античной литературы. До сих пор читать перед сном – насущная потребность, иначе я просто не засну. Бывает, у меня по шесть раскрытых книг лежит, и какую из них почитать сегодня, выбираю по настроению. Недавно открыла для себя Тома Стоппарда: читаю трилогию «Берег утопии» и поражаюсь: несмотря на то, что о России XIX века пишет англичанин, это совершенно аутентичная вещь – никакой «развесистой клюквы», и написана великолепно.

Библиографы читают по-особенному: они копят информацию. Я очень люблю научно-популярную литературу. В свое время осилила «Краткую историю времени» астрофизика Стивена Хокинга и «Сумму технологии» Станислава Лема. Недавно купила книгу Ричарда Фейнмана «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!» и читаю с наслаждением. Горжусь собой безмерно за две трети «Бесконечного тупика» Галковского... Когда читаешь сложную, умную книгу и одолеваешь ее – это своего рода победа над собой.

Нина Бобарыкина. Фото из личного архиваКак складывалась Ваша профессиональная биография?

После интерната я поступила в культпросветучилище в Кирове. Мне повезло, у нас тогда преподавали очень сильные педагоги, особенно по библиографии. Студенты оставались после занятий, вырабатывали специальный, очень разборчивый библиотечный почерк, описывали горы книг, сборников... Было трудно, но запоминалось все намертво. Потом меня направили на работу в Унинский район Кировской области, в библиотеку села Уть – это была настоящая глушь. После четырех лет работы там я поступила в Ленинградский государственный институт культуры – и тут сказала большое спасибо моим педагогам из училища: первые два года специальные предметы можно было не учить. А на распределении я заявила, что готова поехать работать куда угодно, но только библиографом. Так я попала в справочно-библиографический отдел Вологодской областной библиотеки, и с тех пор, условно говоря, сижу на одном стуле. Помню, как вначале боялась дежурить у каталогов: думала, сейчас меня о чем-нибудь спросят, а я не знаю, опозорюсь… А как волновалась, когда первый раз поехала в командировку с проверкой! Такого страху на районных библиотекарей нагнала, что они потом с ужасом меня вспоминали. Никогда не забуду первую справку, подготовленную мной для очень известного в то время врача, уролога по фамилии Стехун. Справка эта называлась «Влияние хронического простатита на сперматогенез». Для того чтобы составить ее, мне пришлось просмотреть «Книжную летопись» и «Летопись журнальных статей»* за двадцать лет. Они тогда хранились на первом ярусе библиотеки, и я две недели просидела в этом подвале, кажется, даже посадила зрение от недостаточного освещения.

В чем суть работы библиографа? Как изменились Ваши обязанности за годы работы, в частности, в связи с информатизацией библиотек?

Мы создаем информационные ресурсы: раньше они были в карточных формах, сейчас это электронные базы данных. Библиограф раскрывает содержание журналов, сборников и газет путем аналитической росписи. К примеру, передо мной номер журнала «Менеджмент в России и за рубежом» – я должна бегло прочитать каждую статью, проаннотировать ее, присвоить ей предметную рубрику, выбрать ключевые слова и разнести данные по полям в рабочей программе. То есть из статьи нужно извлечь все для того, чтобы у читателя было как можно больше точек входа для ее поиска. Вот вы вспомните, в каком журнале несколько лет назад читали какую-то хорошую повесть? А мы вам ее найдем! Опытный библиограф никогда не встанет в тупик, потому что библиографический поиск – это и наука, а где-то и искусство. Есть даже такое понятие – «библиографическая эвристика». Даже если я сразу не отвечу на вопрос, то «запущу» его в голове, построю алгоритм поиска, и через какое-то время ответ найдется.

Нина Бобарыкина. Фото из личного архиваНад какими крупными проектами Вы сейчас работаете?

В настоящее время мы создаем Сводный каталог библиотек области с участием районных библиотек, и надеемся, что со временем в него войдут и публикации из всех районных газет. Это золотое дно в плане информации, и очень жаль, что сейчас она теряется.

В конце прошлого года завершили работу по подготовке электронного аннотированного библиографического указателя «Русская Америка», в который вошли издания и публикации XIX–XXI веков по данной теме из фондов библиотеки. Он представлен сейчас на нашем сайте.

Как Вы считаете, какими качествами должен обладать библиограф?

Библиографами не рождаются – ими становятся, причем не сразу. Лично я ощутила себя профессионалом только через пять лет работы. В нашей профессии необходимы коммуникабельность, независимость и беспристрастность: ни в общении с читателями, ни при подготовке библиографической продукции мы не должны никому навязывать свои политические или религиозные убеждения. Очень полезное для библиографа качество – педантичность. Обязательно нужны аналитический ум и хорошая память: разбудите меня ночью, и я вам скажу, какой индекс ББК у экономической географии или зоологии. Нам приходится держать в голове огромное количество информации: один читатель может спросить про концепцию культуры Лотмана, другому нужно найти материал про малоизвестного лесовода – и библиограф должен уметь мгновенно переключаться и знать наизусть, где что взять. В библиотеке есть профессионалы, которые могут просто встряхнуть каталожный ящик, чтобы открылась нужная карточка, – бывают и такие чудеса профессионализма. Часто из библиографов вырастают прекрасные руководители, на мой взгляд, именно благодаря этим качествам. Но это я не о себе, я – идеальный исполнитель.

Вообще, библиограф – это не столько профессия, сколько образ мысли. Поэтому, кстати, я считаю, что библиографы не должны участвовать в интеллектуальных турнирах, как не может профессиональный спортсмен соревноваться с любителем.

Нина Бобарыкина. Фото из личного архиваНина Павловна, вы уже более 40 лет преданно служите одному делу. Не было желания поменять профессию?

Для меня другой профессии быть не могло. Вы не поверите, но я получаю эстетическое удовольствие, когда вижу грамотно оформленный список литературы. Раньше на сайте библиотеки был форум, туда присылали библиографические списки для правок, и я с радостью отзывалась: пересмотришь гору книг, летописей, чтобы найти ссылку на нужную публикацию и оформить ее правильно – для меня это ни с чем несравнимое удовольствие. Сейчас я по-прежнему помогаю в оформлении библиографических списков – теперь уже посетителям библиотечной группы ВКонтакте.

Вам приходилось бывать в знаменитых библиотеках мира?

В библиотеке Конгресса пока нет. Но я достаточно хорошо знаю библиотеку имени Герцена в Кирове, была в Российской государственной библиотеке в Москве и в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге – это крупнейшие библиотеки мира. Довелось проходить практику в удивительном месте – библиотеке, построенной по проекту финского архитектора Алвара Аалто в Выборге. Эта библиотека долгие годы была эталоном библиотечного здания.

В читательской среде за последние несколько лет произошли серьезные изменения – на Ваш взгляд, они обратимы? Вернется ли у массового читателя интерес к печатной книге?

Не знаю, обратима ли ситуация в целом и будет ли когда-нибудь, как раньше, но я совершенно уверена, что в библиотеку не перестанут ходить постоянные читатели. Многие из них на моих глазах из студентов становились специалистами, и какими! Декан истфака ВГПУ Василий Саблин, известный адвокат Олег Сурмачев, культуролог Роман Красильников и многие-многие другие… Сегодня читатели продолжают активно пользоваться нашими услугами, но уже «не выходя из дому» – нынешние возможности ВОУНб (электронный каталог, полнотекстовые электронные библиотеки, виртуальная справочная служба, сводный каталог периодики) позволяют теперь не приходить в библиотеку. Но я с ностальгией вспоминаю те времена, когда читателей было столько, что им приходилось сидеть на лестницах, потому что залы были переполнены. Сейчас такого уже нет, многое – и читатели, и книги, и услуги – уходит из реальной среды в виртуальную. Но библиотека по-прежнему необходима. Не знаю, есть ли жизнь на Марсе, но в библиотеке она точно есть!

 *Летописи – государственные регистрационные библиографические издания, выходящие еженедельно – прим. ред.