Учитель и ученик

Три струны, а звук какой!

Мария Гуляева

 

Преподаватель по классу балалайки Николай Орлов60 лет на двоих – педагогический стаж преподавателя по классу балалайки Николая Юрьевича Орлова и концертмейстера Ольги Николаевны Калининской. Детская музыкальная школа имени В. П. Трифонова стала для них поистине родной. В нашей беседе о взаимоотношениях учителя и ученика, о музыке и о балалайке принимает участие талантливый ученик Николая Юрьевича Владислав Елисеев.

Балалайка – это сложный инструмент?

Владислав Елисеев: Поначалу играть на балалайке мне показалось легко, потому что все получалось. Но потом, где-то в четвертом классе, начали появляться трудности. Занятий не хватало, приходилось заниматься дольше.

Ольга Калининская: Для меня это сложный инструмент. Сколько лет я аккомпанирую балалаечникам, но сама играть на балалайке так и не научилась. Вот фортепиано – на его клавиатуре можно сыграть всё что угодно. А у балалайки всего три струны. Но дети играют на ней так, что создается впечатление, будто играет целый оркестр.

Николай Орлов: Мы с Ольгой Николаевной замечаем, что уровень мастерства наших детей год от года повышается. Это особенно заметно на конкурсах. То, что раньше играли выпускники, теперь играют уже во 2 – 3 классе.

С чем это связано?

О.К.: Это влияние времени. Мы перестали вариться в собственном соку: ездим на конкурсы, фестивали, знакомимся с другими детьми и педагогами, видим их уровень исполнения – нам есть к чему стремиться. Часто бываем на творческих встречах, мастер-классах известных музыкантов. Это очень стимулирует.

Концертмейстер Ольга Калининская и Владислав ЕлисеевНасколько популярно обучение игре на этом инструменте?

Н.О.: Когда я только начинал преподавать, балалайка особым спросом не пользовалась. Но потом появилась практика выступлений с концертами в детских садах: наши ученики «рекламировали» и сами себя, и свой инструмент. И началось настоящее паломничество в школу. У нас оба преподавателя по классу балалайки имеют полную нагрузку. Желающих заниматься очень много. Приходят даже девочки – раньше это было редкостью, а теперь в порядке вещей.

Детям сложно мотивировать себя на результат, когда что-то не удается, – как бороться с этим?

Н.О.: На первое занятие малыши-дошкольники являются с испуганными лицами. Но я задаю самые простые вопросы: «Как дела в садике?», «Чем ты любишь заниматься?» Мы узнаем друг друга, и постепенно ребенок раскрепощается. Обычно ко мне приходят дети с музыкальной подготовкой, из нашей группы эстетического развития, и главное, что остается – это наладить контакт.

Когда ребенок становится старше, требования к нему возрастают, соответственно, меняются и методы работы. В педагогической практике нашей школы есть интересная находка – концерт-класс. Все дети без исключения – начиная от дошкольников и заканчивая выпускниками – участвуют в школьных концертах, на которые мы приглашаем и родителей. Здесь малыши видят, чего достигли старшие ребята, и это их вдохновляет на дальнейшую учебу. Владислав, поступая в музыкальную школу, видел, каких результатов добился Егор Конев, ныне студент Петрозаводской консерватории. Когда Егор учился в школе, перед его глазами был пример Александра Барболина – сейчас он аспирант Санкт-Петербургской консерватории, лауреат международных конкурсов. Сегодня уже сам Владик стал примером для малышей. Вот в этом и состоит «секрет» мотивации.

Какие цели вы ставите перед собой как учитель?

Николай Орлов с ученикомО.К.: В первую очередь смотришь, чего хотят родители – вырастить из своего ребенка музыканта-виртуоза или учить музыке для общего развития. Большая помощь родителей необходима поначалу, а потом дети, взрослея, сами выбирают свой путь…

Н.О.: Естественно, я даже среди начинающих малышей вижу перспективных, но, конечно, никому не говорю об этом в открытую – ни родителям, ни тем более детям. Для меня все без исключения ученики талантливы. Просто у кого-то в возрасте 13-14 лет, несмотря на все старания, наступает «предел возможностей». В этом случае цель педагога – сделать так, чтобы у ученика не угасло желание заниматься инструментом.

А если у ребенка все получается замечательно, но он бездельничает?

О.К.: В возрасте 10-12 лет у детей начинается период, когда они не хотят учиться. Это происходит при переходе от простых произведений к сложным. Не все легко преодолевают эти трудности, и тут многое зависит от терпения и настойчивости педагога.

Сколько времени музыкант должен поводить за инструментом, чтобы достичь каких-то результатов?

Н.О.: У музыкантов должен быть режим, как у спортсменов: позанимался полчаса – отдохни, сделай уроки, покушай, позвони другу. У ребят постарше уровень ответственности выше, и, если им не хватает двухчасового занятия, они это чувствуют. Ну а когда приходится готовиться к конкурсам, то речь идет уже не о двух часах – это совершенно другие объемы работы. С начинающими малышами придерживаюсь принципа «не навреди». Есть такая особенность у нашего инструмента, что каждое прижатие струны пальцами, каждое извлечение звука травматично. Если я буду настаивать, ребенок больше никогда к инструменту не подойдет.

Владик, почему ты выбрал балалайку?

В.Е.: Николай Юрьевич пришел к нам в детский сад и представил балалайку во всей красе, показал, на что она способна. И меня это очень заинтересовало. Родители поддержали меня в решении заниматься этим инструментом. К тому же моя бабушка по папиной линии играла на балалайке. Тогда еще все три струны были металлические, а не нейлоновые. Послушать ее игру и частушки собиралась вся деревня.

Вы участвовали во множестве конкурсов и фестивалей – расскажите о своих впечатлениях.

В.Е.: В конкурсах мне больше всего нравится азарт. Когда получается показать себя «на все сто» и получить тот приз, о котором мечтал, это захватывает, и хочется добиться большего.

Н.О.: Владик – лауреат международных, всероссийских, областных, городских конкурсов, участвовал в Международных Дельфийских играх в Новосибирске и Самаре, дважды поощрен Губернаторской премией в области культуры и искусства «Одаренные дети». Он выступал с Губернаторским оркестром русских народных инструментов под руководством Галины Перевозниковой. А в феврале 2013 года у Владислава состоялся сольный концерт для музыкальных школ города в зале Вологодской областной библиотеки.

Владик, что ты ощущал, выступая перед большим залом?

В.Е.: Перед концертом я волновался, боялся что-нибудь забыть. Но я понимал, что люди пришли сюда ради меня и хотят послушать, как я играю. И после первого сыгранного произведения все волнения ушли, а где-то с середины концерта я ощутил настоящий восторг!

Собираешься ли ты продолжать музыкальное образование?

В.Е.: Моя мечта – получить Гран-при на каком-нибудь международном конкурсе, а потом, думаю, буду ходить в музыкальную школу по возможности. Получать высшее музыкальное образование я не планирую, хочу стать военным.

О.К.: Навыки игры на инструменте пригодятся в любом случае, а увлечение музыкой – это на всю жизнь. А если Владислав решит изменить свои намерения и вернуться к исполнительству, у него есть для этого все возможности. В прошлом году на Всероссийском конкурсе «Золотой камертон» преподаватель Санкт-Петербургского музыкального училища имени М. П. Мусоргского Владимир Конов предложил Владику заниматься в его классе, увидев в нем перспективного музыканта.