Борис Гранатов: «Спектакли должны быть такими, чтобы зрители понимали: без театра нельзя»

Борис Гранатов – художественный руководитель Вологодского театра для детей и молодежи с 1990 года. За это время театр приобрел благодарную публику и известность далеко за пределами Вологодчины. С 2001 года Борис Александрович возглавляет Вологодское отделение Союза театральных деятелей России, в 2007 году удостоен звания народного артиста России.

Борис ГранатовБорис Александрович, на Петербургском культурном форуме в декабре 2013 года поднимался вопрос о возрождении разрушенной системы гастролей театров. Что, на ваш взгляд, необходимо для этого сделать? Как сегодня обстоят дела с гастролями у Вологодского областного театра юного зрителя?

Гастроли – это для театра не столько заработок, сколько возможность познакомить публику других городов со своим творчеством и развитие профессиональных контактов. Выездные спектакли в ближние населенные пункты на 2-3 дня театры еще могут себе позволить, хотя и это требует немалых затрат. Но если речь идет о длительных гастролях бюджетных театров, – более 12-15 дней, - то совершенно необходимо государственное финансирование гастрольной деятельности. Во всяком случае, периферийных театров. До 1990-х театры могли работать в других городах по 20-25 дней, привозить до 10 наименований своего репертуара. А это значит переезд артистов и обслуживающего персонала по железной дороге или самолетом, провоз контейнеров с декорациями, реквизитом и костюмами, проживание в гостиницах или съемных квартирах. В 70-х – 80-х годах наш Вологодский ТЮЗ побывал в Кишиневе, Пензе, Костроме, Кустанае, Одессе, Мурманске, Ухте, Ижевске, Архангельске, Петрозаводске и многих других городах. Тогда театрам было выгодно ездить, так как гастроли финансировались из областного бюджета, а заработанные средства шли на развитие театра. В наше время эти расходы не могут быть окуплены театром, не говоря уже о получении доходов от гастролей. Если же средства выделяются, то областной театр выполняет свои уставные задачи и выезжает с гастролями по области. Так, в 2011 году мы сыграли 60 выездных спектаклей, побывав во многих населенных пунктах. В прошлом году Министерством культуры РФ и  Департаментом культуры области были профинансированы обменные гастроли ТЮЗа и Национального театра Республики Карелия из Петрозаводска. Излишне объяснять, что это позволило нам не только получить новые впечатления, заработать, но и достойно представить в Карелии профессиональное театральное искусство Вологды.

Спектакль «Алые паруса», 2012 годВ связи с Годом культуры главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков высказал предложение развивать современную драматургию и ставить современные пьесы. Судя по репертуару театра, вы отдаете предпочтение классике. Почему? Какой должна быть современная пьеса, чтобы она заинтересовала режиссера Гранатова?

Да, я отдаю предпочтение классической драматургии, но поставил немало пьес советских и современных авторов: «Счастье моё» А. Червинского, «Очень простая история» М. Ладо, «В списках не значился» Б. Васильева, «Как в лучших домах Филадельфии» А. Кутерницкого, «Кораблекрушение» К. Драгунской, «Наташина мечта» Я. Пулинович, «Вперед и с песней» А. Найденова. В репертуаре нашего театра есть пьесы современных авторов, поставленные другими режиссерами: «Я не вернусь» Ярославы Пулинович в постановке Ирины Зубжицкой, «Божьи коровки возвращаются на землю» Василия Сигарева в постановке Александра Межова при моем участии.

Спектакль «Дорога» по мотивам поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души», 2009 годЧто касается развития, то театр должен не «развивать современную драматургию» - ему необходимо развиваться самому, работая с пьесами современных драматургов. Когда Московский художественный театр ощутил потребность в новом сценическом языке, новом контакте с современной ему аудиторией, то он начал сотрудничать с современными авторами – Чеховым и Горьким. Произошло взаимное обогащение театра и авторов. К, сожалению, многие современные авторы зачастую пишут не пьесы, а, как они сами выражаются, «тексты». Они мало заботятся о том, как театр будет ставить эти тексты. Они просто фиксируют свои наблюдения, факты без авторского отношения к ним. Театр, по словам Станиславского, как вид искусства, исследует человека, воссоздает «жизнь человеческого духа». Если пьеса говорит о вечных человеческих ценностях, если она вызывает сопереживание, то мне уже не важно, принц Гамлет страдает или девчонка из детского дома – эту пьесу захочется поставить. А самое главное – автор должен быть талантлив и интересен. Он должен быть личностью! Тогда его пьеса заинтересует театр, а спектакль взбудоражит зрителя. Ну а злободневные истории можно узнать из прессы, Интернета, телевизионных репортажей.

Моноспектакль «Вперед и с песней», 2013 годВ Вологодской области проходят различные театральные фестивали – от «Голосов истории», ставших визитной карточкой региона, до новых, появившихся совсем недавно. Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития театральных фестивалей на Вологодчине? Что будет востребовано в будущем, что себя исчерпало?

Я не провидец и не могу судить о том, что себя исчерпало. Знаю только одно – фестивали необходимы. При этом фестиваль профессиональных театров, финансируемый государством, в Вологде до недавнего времени был один – «Голоса истории». Его необходимо развивать и поддерживать, искать новые формы. Обязательно должны быть спектакли на открытом воздухе. Они могут быть не только в Кремле, но и в других неожиданных местах – все зависит от желания постановщиков. Сегодня мне ясно одно: отказ в 2012 году от конкурсной формы фестиваля и жюри был ошибкой и понизил его творческий уровень.

Летом 2013 года наше Вологодское отделение Союза театральных деятелей РФ провело Международный фестиваль спектаклей малой формы «Диалог». Это произошло без государственного финансирования: участники фестиваля приезжали за свой счет и не получали гонораров, а расходы по их пребыванию в Вологде взяли на себя спонсоры, а Администрация города помогла с подарками участникам, цветами и информационной поддержкой. Особенность фестиваля в том, что он был неконкурсным и гостевым – то есть жюри не было, и вологодские театры не принимали в нем участия. Вологодские артисты помогали в его проведении в качестве волонтеров, а зрители получили возможность посмотреть спектакли из Литвы, Швеции, Украины, Белоруссии, Якутии, Кыргызстана.

Спектакль «Я не вернусь!..», 2012 годНужны фестивали и любительских коллективов: самодеятельные театры приобщают своих артистов к искусству, помогают в деле воспитания театрального зрителя. К сожалению, не все понимают, что театр – единственный вид искусства, непосредственно воздействующий на аудиторию и при ее непосредственном участии. «Театр — это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра». Так говорил великий русский писатель Николай Васильевич Гоголь. Но в наши дни, по неутешительному заключению социологов, лишь 6-7% людей в возрасте 18-25 лет интересуются театром. Много говорится и пишется о «национальной идее», но при этом из телевизионных сериалов на нас льются потоки крови, агрессии, насилия, а во главе всего этого – жажда наживы «героев». При этом финансирование театров, «которые могут много сказать миру добра», в нашей области катастрофически сокращается, принуждая театры зарабатывать, сдавая свои залы в аренду для проведения зрелищ сомнительного качества.

Спектакль «В списках не значился». VII Международный театральный фестиваль «Голоса истории», 2003 год. Кремль, Пятницкая башня Очень радует то, что залы вологодских театров заполнены зрителями. В Театре для детей и молодежи организовано онлайн-бронирование билетов. Это очень удобно. Что еще делает ТЮЗ для привлечения зрителей, для создания комфортной среды для них?

Главное – это сами спектакли. Они должны быть такими, чтобы зрители понимали, что «без театра нельзя». Что это не пустое развлечение, а работа души. Реклама нужна, безусловно. Но если человек не испытывает потребности ходить в театр на все премьеры, то никакие ухищрения маркетологов не сработают. Поэтому мы планомерно приучаем к театру с детства: организуем творческие встречи артистов и режиссеров с молодежью прямо в учебных заведениях, обсуждения спектаклей, экскурсии по театральному «закулисью» и цехам.

Какой он сегодня – зритель вологодского ТЮЗа? Как изменилась ваша публика за последние 20-30 лет? Есть мнение, что под влиянием Интернета у молодежи формируется «клиповое сознание» – отражается ли это на восприятии театральных постановок? Должен ли театр в этом случае подстраиваться под зрителя?

Театр ни под кого не должен подстраиваться. Театр так же, как и зритель, живет во времени и пространстве. И я, и наши артисты – все мы пользуемся Интернетом, и, надеюсь, современно мыслим и живем в реалиях сегодняшнего времени и его ритмах. Значит, это влияет на форму, темп и ритм спектаклей, быструю смену эпизодов, музыкальное сопровождение, визуальный ряд. Я против примитивной адаптации классики для подростков – этакого усредненного пересказа, рассчитанного на малообразованную аудиторию. Стране необходимы культурные, образованные люди. А для этого нужно приучать детей читать книги, смотреть спектакли, слушать классическую музыку в филармонии, ходить на художественные выставки, бывать в музеях.

Спектакль «Недоросль», 2013 годКак вы относитесь к созданию телеверсий спектаклей, которые сегодня размещаются в Интернете?

Создавать телеверсии можно, но при этом нужно понимать, что телеверсия спектакля – другой вид искусства. Театр – это акт живого непосредственного общения живых людей с живыми людьми. Это общение, не опосредованное никакой, даже самой современной техникой. В Интернете можно получить представление о спектакле, заинтересоваться им, чтобы потом посмотреть его в театральном зале. К сожалению, существует мнение, что спектакли можно смотреть онлайн, но это приведет к оттоку театральной публики из театральных залов. Хотя, впрочем, настоящий театрал никогда не уйдет из театра.

В последнее время во многих театрах активно используется интерактивное общение, например, проводится акция «Ночь в театре», когда со зрителями делятся секретами закулисной жизни. Как Вы относитесь к подобным проектам?

Положительно. Я уже говорил о том, что мы проводим экскурсии по театру. Готовы хоть днем, хоть ночью приобщать, приучать, влюблять в театр людей, воспитывая настоящую культурную аудиторию.

Какие болевые точки культуры вы назовете?

Финансирование по остаточному принципу, настойчивое желание власти заставить учреждения культуры самим себя содержать. Это пагубное желание. Что касается театра, то ни один репертуарный театр в мире, имеющий свое помещение, постоянную труппу и собственные производственные цеха, не в состоянии просуществовать без государственного финансирования. Тем более периферийный театр, где зрители не идут, как в столицах, смотреть на именитых артистов, известных по телесериалам. Нет в провинции таких имен, хотя есть артисты гораздо лучше. И повышать цены на билеты, как это делают в столичных театрах, мы не можем – заработки у людей ниже, да и аудитория у нас молодая. Театр должен быть общедоступным и художественным. Общеизвестно, что притягательным для инвестиций становится только тот регион, город, страна, где есть развитая культурная среда, где есть хорошие театры, музеи, оркестры, где проводятся фестивали и гастроли. Только в такие города есть приток туристов, а значит, есть и прибыль в областном и городском бюджете. Но, вопреки этим прописным истинам,  культура и искусство всегда в последнем ряду. Необходимо отказаться от идеи экономить на культуре и искусстве при проведении любых бюджетных реформ, потому что культура и искусство создают культурные блага, то есть блага общественные, а не производят услуги. Мы не баня и не салон красоты.