12+

Утварь

Вологодские росписи. Фото с фестиваля «Голос ремесел». 2014 Вологодские росписи. Фото с фестиваля «Голос ремесел». 2014 Вологодские росписи. Фото с фестиваля «Голос ремесел». 2014 Вологодские росписи. Фото с ярмарки «Губернаторы в глубинке». Чагода. 2007 Работы мастера Алексея Зварича Работы мастера Алексея Зварича Работы мастера Алексея Зварича Работа гончара Алексея Дегтярева Работа мастера Владимира Русанова Работа мастера Владимира Русанова Работа мастера Сергея Рычкова Белозерск. Город мастеров. 2012
  • Вологодские росписи. Фото с фестиваля «Голос ремесел». 2014
  • Вологодские росписи. Фото с фестиваля «Голос ремесел». 2014
  • Вологодские росписи. Фото с фестиваля «Голос ремесел». 2014
  • Вологодские росписи. Фото с ярмарки «Губернаторы в глубинке». Чагода. 2007
  • Работы мастера Алексея Зварича
  • Работы мастера Алексея Зварича
  • Работы мастера Алексея Зварича
  • Работа гончара Алексея Дегтярева
  • Работа мастера Владимира Русанова
  • Работа мастера Владимира Русанова
  • Работа мастера Сергея Рычкова
  • Белозерск. Город мастеров. 2012

Деревянная посуда

На Вологодской земле было немало центров производства деревянной посуды – на Сухоне и Кокшеньге, в районах Кубены и Кириллова, Тотьмы и Великого Устюга. В каждом из них сложились свои варианты форм предметов, излюбленные приемы украшения.

Многими поколениями резчиков создавалась совершенная форма северных ковшей и солониц. Нередко они уподоблялись сказочной птице, величаво плывущей по тихой глади воды. Такой ковш-скопкарь – не просто скульптура, воспроизводящая образ живой природы. Это и удобная вместительная чаша, и украшение праздничного стола. В скопкарях подавали на стол пиво, мед, квас или брагу. Солоницу как покровительницу семьи первой ставили на свадебный стол. Образ плывущей длинноносой утки овевал застолье поэзией народных преданий.

Плавные очертания, волнообразные линии силуэта, словно вобравшие в себя ритм стекающей воды, характерны для формы вологодского ковша-«наливки», которым черпали питье из больших ковшей и разливали по меньшим сосудам. Ладьевидная чаша уравновешена петлевидной ручкой, в прорезях которой угадываются фигурки уточек. Так снова перекликаются образы воды и птицы, живой природы и народной фантазии, воплощенные в пластике бытового предмета.

Если посуда требовала объемной пластики, то на предметах, форма которых обладала большими гладкими плоскостями, применяли способы плоской выемчатой резьбы. В виде скромных порезок или развитых орнаментальных композиций она украшала поверхности вальков для стирки белья, рубелей-катков для глажения холста, трепал для очистки льна, пряничных досок и прялок.

Пряничные доски служили формой для «пряников печатных». Мастер вырезал в толще доски узор, который высоким рельефом отпечатывался в тесте пряника. На квадратных и прямоугольных, огромных размеров и миниатюрных пряничных формах помещались львы с кудрявыми гривами и оскаленной пастью, словно стражи, зорко глядящие человечьими глазами; длиннохвостые птицы, цветы-розетки, ягоды и плоды, простейшие геометрические мотивы в виде рядов ромбов и чешуек. Иногда мелкие изображения объединялись на одной доске, разделенной на квадратики. После выпечки пряник разрезали на дольки и дарили гостям к концу торжества. Такие пряники назывались «разгонными». Высокое мастерство в создании пряничных досок проявлялось не только в передаче орнаментального сюжета, но и приемах его исполнения.

Сегодня вологодский резчик М.Р. Кирьянов возрождает и резьбу пряничных досок, и само печение пряников, воспроизводя их древние кулинарные рецепты, а на его досках вновь оживают образы сказочных зверей и птиц.

Глиняная посуда

Очаги гончарного искусства на Вологодчине еще недостаточно выявлены и изучены. Повседневное бытовое предназначение народной керамики, неброская пластичность ее форм и скромность украшений не привлекли к ней должного внимания. Между тем, даже в гончарном деле, обусловленном более определенными формами предметов, народные мастера создали множество вариантов и разновидностей этого искусства. Убедиться в этом позволяют произведения XIX – XX веков, т.к. глиняной посуды, сделанной ранее XIX века, не сохранилось.

Особенности быта северного крестьянства выработали формы сосудов, соответствующие их разнообразному назначению. Удобству использования подчинялись размеры предметов, их узкие или широко открытые горла, пропорции и объемы, даже способы декора. На Севере широко бытовали огромные сосуды для воды, корчаги для пива, горлачи для хранения зерна, многочисленные горшки разных размеров и назначения, кувшины и кринки для молока, сметаны и кваса, узкогорлые кубышки для растительного масла, глубокие миски и жаровни для приготовления пищи на огне, подвесные рукомойники, ритуальные латки для холодца или киселя, приготовляемых специально к определенным обрядам; особо украшенная свадебная посуда.

Хранитель многих традиций народной культуры, Север и в гончарном деле донес до наших дней многие его разновидности, уже давно забытые в других местностях, донес не просто как архаическую технику, но в современных произведениях художественной керамики. До XX века здесь применяли старинный способ ручной формовки – отпечатывают в специальной форме небольшого количества изделий со сложным узором. Знали на Севере и способ так называемой «обварки» керамики. В Кадниковском и Тотемском районах вплоть до XX века делали чернолощеную керамику. Ее черный цвет достигался завершением обжига в сильно коптящем пламени без доступа кислорода. До обжига на стенки сосудов гладким камешком – «лощилом» – наносили полосы и линейные узоры. Обожженный сосуд приобретал блеск, а рисунок серебрился на матовом черном фоне. Своеобразию декора отвечали и прекрасные пропорции, благородная простота и крепость форм чернолощеной керамики. Но больше всего на Севере бытовала поливная (муравленая) посуда, покрытая внутри и снаружи прозрачными или цветными глазурями, которые не только украшали сосуды, но делали их прочными и влагонепроницаемыми. Глазури приготовляли из окислов металлов, состав которых давал коричневый, желтый или зеленый цвет поливы. Нередко мастера достигали сложных сочетаний пятен и живописных потеков глазури на поверхности изделий. У северных гончаров больше был распространен сухой способ глазурования: перед обжигом горшки покрывали смолой и посыпали порошком свинца с добавлением меди. В горне смола выгорала, а порошок плавился, застывая блестящим стекловидным слоем.

Глубокая древность гончарного дела, сама техника работы на гончарном круге и назначение сосудов служить вместилищем для разных продуктов обусловили удобство и целесообразность округлых форм, выверенных многими поколениями гончаров. Поистине неисчерпаемы варианты их воплощения, всегда связанные с конкретным бытовым применением предмета.

Глиняную посуду украшали простейшими орнаментами. Оттиснутые в сырой глине специальными штампиками, нанесенные острой деревянной палочкой, в виде лепных жгутов-налепов или расписанные ангобами – жидко разведенной глиной, – они всегда выразительны в слиянии с формой предмета, в выявлении ее особенностей.

Берестяная посуда и утварь

Кроме собственно древесины и луба, на Севере широко использовали в изготовлении бытовых предметов кору молодой березы – бересту. Из нее делали лукошки и туеса различных размеров и пропорций, которые украшали тиснением, ажурной резьбой или росписью. Из бересты плели лапти, корзинки, коробочки, хлебницы, сумки – пестери. Плетение из бересты и тиснение – украшение поверхности предметов узорами, оттиснутыми штампиком, – были развиты на Севере повсеместно. «Сеченой берестой» славились Великий Устюг и деревни по реке Шемогсе, где сложились самобытные центры этого искусства.

Поделиться
Плюсануть
Класснуть