12+

«Сухопутный порт морской» –

Музей мореходов Музей мореходов Музей мореходов Музей мореходов
  • Музей мореходов
  • Музей мореходов
  • Музей мореходов
  • Музей мореходов

– так назвал старинный купеческий город Тотьму известный русский путешественник Юрий Сенкевич. Кто бы мог подумать, что когда-то небольшой уездный городок играл важную роль в освоении Россией Атлантического океана и побережья Северной Америки?

В 1996 году (год 300-летия Российского флота) в Тотьме был открыт Музей мореходов. Посетители портала cultinfo.ru имеют уникальную возможность совершить увлекательную экскурсию в историю тотемского мореходства.

Морским судам быть!

Музей располагается на первом этаже Входоиерусалимской церкви (памятник архитектуры XVIII в.), переданной Тотемскому музейному объединению. Когда сотрудники музея пришли в храм, он был в плачевном состоянии: груды мусора, песка, грязи, ни окон, ни дверей… В восстановлении помогал весь город. Но основные ремонтные и реставрационные работы легли на плечи музейщиков. Кстати, выбор места для музея мореходов не случаен: этот храм построен на деньги купцов-мореходов Пановых.

Каждая экскурсия начинается с рассказа о создании и развитии российского флота. В 1696 году Боярская Дума по настоянию императора Петра I приняла решение: «Морским судам быть!». С этого времени в России появляются судоверфи, где строятся военные и торговые суда. Создаются Азовский и Балтийский флоты, Каспийская военная флотилия; Русский флот завоевывает господство на Балтийском и Каспийском морях. Развивается торговый флот, в том числе строятся на Севере и частные, купеческие «новоманерные» суда. Вместе с транспортными военными судами этот местный флот полностью обеспечивал перевозки каботажных грузов на Севере, Каспии, Дальнем Востоке и в значительной мере – на Балтийском море. В музее мореходов вы можете представить, как выглядели первые суда, рассматривая мастерски сделанные макеты.

В этой же экспозиции рассказывается о сподвижниках Петра в деле становления флота: Франце Лефорте и Федоре Апраксине; о российских мореплавателях и путешественниках, совершавших кругосветные плавания и новые географические открытия. Один из них – капитан-командор российского флота Витус Беринг. В 1725-30 гг. и 1732-41 гг. он руководил 1-й и 2-й Камчатскими экспедициями. Открыл пролив между Северной Америкой и Евразией, названный потом в его честь, и ряд островов Алеутской гряды. Во время Камчатских экспедиций Беринг останавливался в Тотьме, чтобы запастись провиантом.

В период царствования Петра многие тотьмичи отправлялись на работу на судоверфи Санкт-Петербурга. В музее хранится список крестьян, которые в 1722 году были отправлены плотниками на Охтинскую судоверфь. В прошлом одна из улиц северной столицы была названа в честь крестьян Дребезговых, происходивших родом из Шуйской волости Тотемского уезда. Видимо, они показали себя очень хорошими плотниками. Эта улица существует и сегодня, но под другим именем – Цимлянская.

Черная лисица на гербе

История тотемского мореходства началась с середины XVIII века. В Тотьме в то время проживало более 80 зажиточных купеческих семей. Участники экспедиций Беринга, возвращаясь домой, рассказывали о богатых пушниной землях. Тотемских купцов это заинтересовало, и они стали собирать экспедиции с целью промысла пушного зверя.

Но каков бы ни был купец, сколько бы денег у него не водилось, в одиночку он был не в силах организовать экспедицию. И купцы объединялись в компании. Что интересно, не по географическому признаку: в одну компанию входили купцы тотемские, вологодские, великоустюгские, московские, иркутские, ярославские. По сведениям исторических источников тех лет, чтобы собрать экспедицию, требовалось 20 тысяч рублей – купить судно, оснастить его и отправиться в плавание – для чего и требовался общий капитал. Охотились тотемские путешественники на редких черных лис, промышляли бобров и морских котиков.

Каким же образом они добирались до Америки? Существовало два пути на восток. Первый по Северному Ледовитому океану – очень трудный и опасный. Им пользовались только поморы, жившие на побережье. Тотьмичи пользовались вторым путем – через сибирские города. Сначала добирались до Иркутска, а дальше шли по сибирским рекам до Охотска. И только в Охотске они покупали или строили корабль и плыли через Камчатское море, огибая полуостров Камчатка, к ближним Алеутским островам. При благоприятных обстоятельствах этот путь длился около года, и 2-3 года занимала сама экспедиция. Некоторые купцы неоднократно повторяли свои путешествия. В их личных документах того периода было записано: «Купец (такой-то) находится в отлучке в Сибири». По этим записям и определяли, кто занимался мореходством. Музейный список тотемских купцов-мореплавателей состоит из 30 имен. Всего же тотьмичами было снаряжено 20 экспедиций: больше, чем отправили купцы Вологды, Великого Устюга и Москвы вместе взятые. Это пятая часть всех известных русских экспедиций.

В 1780 году Екатерина II даровала Тотьме статус уездного города и герб – черную алеутскую лисицу на золотом поле в знак того, что «жители сего города в ловле сих зверей упражняются».

Купцы-мореплаватели

Одним из первых (с 1747 года) снаряжать экспедиции стал купец Федор Холодилов. В городе сохранился дом купца Холодилова, ныне в нем располагается районный отдел внутренних дел.

Наиболее известными купцами-компанейщиками были братья Григорий и Петр Пановы, снарядившие 11 экспедиций в Тихий океан. На музейном стенде – копии с портретов потомков Пановых. Подлинники хранятся в Костромском художественном музее: за заслуги перед Отечеством купцам Пановым был предоставлен ряд льгот и подарено имение в Солигаличском уезде Костромской губернии, куда они уехали жить в 90-е годы XVIII века. Память о Пановых – дом на центральной (Торговой) площади Тотьмы и Входоиерусалимский храм, где располагается музей.

Тотемский купец Петр Шишкин был участником нескольких экспедиций. В музее представлена копия карты Алеутских островов, составленная им с помощью алеутов. Они раскладывали на песке камни разной величины и формы, обозначая острова. А Шишкин перенес рисунок на бумагу. Эта карта была представлена Михаилу Ломоносову, который в то время как раз работал над картой всей Арктики, так называемой «циркумполярной картой» (географическая (синоптическая, климатологическая) карта полушария или части полушария с полюсом в центре). Ее копия также есть на стендах музея.

Еще один купец – Степан Черепанов – оставил очень интересный исторический источник – «скаcку» о своем пребывании на Алеутских островах в 1759-1762 гг. Она была опубликована в книге «Русские открытия на Тихом океане». Эта сказка не мифологический рассказ, а отчет о плавании. В обязанности Черепанова входило описание путешествия: какова природа, как выглядит местное население, что они едят, какие там водятся животные.

С созданием Российско-Американской кампании завершилась эпоха частных промысловых экспедиций. С деятельностью РАК связано имя одного из тотемских мореходов, исследователя Аляски и Северной Калифорнии Ивана Кускова. Под руководством И. Кускова были предприняты две экспедиции (1808-1809 и 1811 годов) с целью поиска места для поселения на берегах Северной Америки. Кусков обратил внимание на плато в 30 км к северу от залива Румянцева (ныне залив Бодега), отделенное от остальной местности глубокими ущельями и окруженное строевым лесом и пастбищами. В десяти километрах протекала река, названная им Славянкой (ныне Рашен-Ривер, переводится как Русская Река). Здесь весной 1812 года Кусков с 25 русскими колонистами и 90 алеутами основал укрепленное поселение, названное Форт-Росс. Кусков отдал больше тридцати лет своей жизни служению Русской Америке. Похоронен мореплаватель в Спасо-Суморине монастыре недалеко от Тотьмы.

Храм-корабль

Разбогатевшие на торговле пушниной купцы (им принадлежало более пятой части всей пушнины, добытой русскими в Новом Свете), возвращались на родину и в память о своих походах – удачах и потерях – строили церкви. В первую очередь Николаю Чудотворцу, главному покровителю мореходов и землепроходцев. В Тотьме большинство храмов построены на деньги купцов-мореходов: Черепановых, Холодиловых, Кузнецовых, Пановых… Стиль местных церквей настолько необычен, что он выделен в отдельную архитектурную школу – «тотемское барокко». Стройные, стремящиеся ввысь белоснежные храмы похожи на парусники. А их «борта» украшают замысловатые картуши с изображением крестов, звезд, цветов; они напоминают картуши на старинных мореходных картах. Считается, что открытие архитектурной школы «тотемское барокко» началось с Троицкой церкви в Зеленской слободе (построена на деньги купца Степана Черепанова): сохранились документы, рассказывающие о том, как строился этот храм, и имя одного из мастеров – крестьянин Федор Иванов сын Титов.

Сейчас известно 25 памятников тотемского стиля. Примечательно, что четыре из них находятся в Иркутске, Забайкалье, на реке Селенге и на торговом пути в Кяхту.

Продолжатели морских традиций

Славные традиции купцов-мореходов тотьмичи продолжают и по сей день. Экспозиция третьего зала рассказывает о моряках, служивших на флоте в XX веке.

Несколько комплексов посвящены участникам первой мировой войны. Один из них – уроженец Усть-Печенгской волости Матвей Никулинский – служил на крейсере «Олег». На стенде – его личные вещи, документы, фотографии, книги. Во время службы он несколько раз бывал в заграничных плаваниях – сохранились открытки с видами Сербии и Черногории.

Следующий выставочный ряд посвящен морякам Великой Отечественной войны. Более 120 тотьмичей служили в это время в основном на Северном и Балтийском флотах. Одному из них – Еваресту Александровичу Баландину – было дано разрешение фотографировать суда надводного и подводного флота, моряков Северного флота. У него был накоплен огромный фотографический материал, который превратился в выставку «Северный флот в боях за Родину».

В этом же зале представлены личные вещи моряков. Китель, фуражка и фотоаппарат почетного гражданина Тотьмы Павла Филева. Он юнгой пришел на теплоход «Двина», и за годы войны совершил несколько переходов через Тихий и Атлантический океаны в составе сопровождения грузовых судов.

Отдельный стенд рассказывает о Николае Рубцове, который с детства мечтал стать моряком.

Интересна экспозиция о «первооткрывателе» истории тотемского мореходства, первом директоре Дома-музея Кускова и Музея мореходов Станиславе Зайцеве. Он мечтал пройти путем тотемских мореходов и дойти до крепости Росс. Но, к сожалению, экспедиция сложилась неудачно, в 1993 году при невыясненных обстоятельствах он погиб.

По словам сотрудников музея, третий зал является наиболее динамичным. Он регулярно пополняется новыми экспонатами, которые привозят сами моряки. Несколько ценных экспонатов – секстант, хронометр, беспроводной телефон, штурманскую линейку морские карты – передали в дар музею председатель Вологодского морского собрания и представители Кольской флотилии Северного флота.

Еще в музее есть предмет, который не имеет никакого отношения к истории тотемского мореходства, но имеет непосредственное отношение к истории здания. Это фасовочно-укупорочная машина для винного производства. Надпись на ней гласит: «Это было до нас…». В 1946 году в храме был открыт завод по изготовлению вин. Производство функционировало до 1985 года. После закрытия завода часть оборудования была заброшена вместе со зданием. Во время реставрации помещения этот аппарат решили оставить в назидание потомкам о том, как храм не должен использоваться.

Покинув тишину музейных стен, начинаешь по-другому смотреть на Тотьму. Вот он – памятник российским землепроходцам и мореходам; вот они – храмы-парусники, все так же, как 200 лет назад, стремящиеся ввысь. Музей продолжается под открытым небом.

Мария Гуляева

Поделиться
Плюсануть
Класснуть