12+

Рецензия на спектакль «Царь Фёдор Иоаннович»

IX Международный театральный фестиваль
«ГОЛОСА ИСТОРИИ»

Рубрику ведет театровед Алексей Сальников

«ЦАРЬ ФЕДОР ИОАННОВИЧ»
Московский драматический «Ведогонь-Театр» (Зеленоград)

Человек и власть – тема, которую ставит в своём спектакле «Царь Фёдор Иоаннович» Московский государственный «Ведогонь-Театр». Это, наверное, один из самых молодых театров нашей страны. Создан он стараниями заслуженного артиста России Павла Курочкина. Он же выступает в показанном на фестивале спектакле в заглавной роли.
Театр не предоставляет зрителю возможности постепенно, вальяжно войти в спектакль. Он сразу окунает его в атмосферу конца XVI века. Несмотря на то, что пьеса А. Толстого хорошо знакома, на протяжении всего спектакля не отпускает ощущение, что исполнители открывают её заново не только для себя, но и для зрителя. Яркие без нажима эмоции, непосредственность оценок, не выспренняя, разговорная речь – всё это делает поведение и поступки героев естественными в предложенных артистам обстоятельствах места. И это притом, что текст пьесы написан стихами, что иной раз составляет сложность для современных артистов. Исполнителям ролей в спектакле «Царь Фёдор Иоаннович» удалось заговорить на понятном современному зрителю языке, сохранив красоту толстовского стиха.
Исполнитель заглавной роли, заслуженный артист России Павел Курочкин в разговоре после спектакля признался, что работа в Вологодском кремле вызвала совершено иные чувства, нежели работа в родных стенах «Ведогонь-Театра». Стоя на сцене, артист неожиданно для себя вспомнил, что спектакль идёт в тех местах, где бывал его герой, что именно царю Фёдору довелось достраивать вологодский Софийский собор, купола которого видны со сцены. Обстоятельства места придали возможность глубже ощутить душевное состояние героя. Так что на фестивале «Голоса истории» и «чужие» стены помогают артистам по-новому, может быть, более искренне передавать чувства своих героев, находить в образе новые черты.
Единственное сомнение вызывают деревянные колокола, символизирующие, наверное, святость Руси второй половины XVI века. Уж очень они напоминают стиль «а-ля рюсс»: если русское, так обязательно деревянное. Несколько прямолинейным кажется и ход с заключением в конце спектакля главного героя в деревянный же саркофаг, из которого видны только голова царя и руки, держащие опять же деревянные символы власти.
В целом же спектакль московского «Ведогонь-Театра» оставил ощущение свежего прочтения классической пьесы, лёгкости и глубины актёрской игры и режиссёрского решения.

Алексей Сальников