12+

Первые заседания пресс-клуба Голосов истории

25 июня 2010 года состоялись первые заседания пресс-клуба, посвященные X Международному театральному фестивалю «Голоса истории».

Василий Лановой и Евгений Князев признались в любви Вологде

Первый вопрос при встрече с актерами Московского государственного академического театра им. Евгения Вахтангова задали, как ни странно, не журналисты, а сами главные участники пресс-конференции – народный артист СССР, лауреат Ленинской премии Василий Лановой и народный артист России, лауреат Государственной премии России Евгений Князев. «Вы любите Вологду? Я просто в восторге от вашего города. Как замечательно сохранился его исторический облик. Вологда – дивный город, теплый, по-настоящему русский. Просто нет слов!» - признался Василий Лановой. Его поддержал и приехавший с ним коллега Евгений Князев.

Ну а затем беседа пошла в привычном русле, хотя оба героя конференции то высказывали разные точки зрения, споря друг с другом, то импровизируя, читали стихи.

Ваш театр в этом сезоне обратил на себя внимание необычной постановкой «Дядя Ваня». Как вы относитесь к смелым постановкам русских классиков?

Евгений Князев: Постановка интересная, в ней ничего переделанного и новаторского нет. Режиссер сохранил весь текст, герои не ходят ни обнаженными, ни полуодетыми. Такого в этом спектакле нет. Костюмы чеховские, говорят чеховский текст. Здесь интересен «почерк» режиссера и это хорошо. Театр не может стоять на месте, когда все вокруг развивается. «Маскарад» или «Дядю Ваню» сложно ставить в том виде, в котором он был написан, ведь это пятичастная пьеса, а сегодняшнего зрителя не заставишь просидеть пять-семь часов. И мне кажется, если это будет новаторство, то оно должно быть талантливое. Если оно талантливое, интересное, оно имеет право на существование, но самое главное, чтобы спектакль нес духовность.

Василий Лановой: Вообще перелицовка классики, на мой взгляд, это просто катастрофично. Режиссерам неважно, в какое время происходит действие, не важны костюмы, для них главное – нагло соревноваться с автором, не задумываясь над тем, что он хотел сказать, не пытаясь подняться до его уровня. Я не люблю такие новации не потому, что я такой старомодный, а потому что это все уже проходили в 20-х годах прошлого века, и были сделаны оценки этому течению. Все самое ценное выносили из мхатовских реалистичных спектаклей, а не из мейерхольдовских новаций. Сегодня классика загораживается наготой, а этого делать никак нельзя. Я в таком случае перестаю смотреть спектакль и просто беру книгу, от прочтения которой получаю во многом большее удовольствие. Женщина раньше даже в любовных сценах прикрывалась, а когда вдруг открыли все, то режиссеры убили интерес мужчины к женщине. Это может кончиться вымиранием планеты. Об этом много говорилось у наших великих классиков, у Пушкина. А когда в спектакле женщина раздевается, ругается матом, мне становится грустно за будущее.

Многие выпускники театральных институтов заняты в сериалах, не проявляя себя как индивидуальности, личности. Это сериальное производство сильнее вашей великой школы? И как вы учитываете это обстоятельство, когда работаете с ними?

Евгений Князев: Большинство современных сериалов на одно лицо, переключая программы, можно запутаться в какой из них попал. Там банальные, не прописанные разговоры. Но все-таки среди них есть и малая толика стоящих, как например, «Ликвидация». Таких сериалов немного, их делают мастера. В клипованых сериалах действительно студенты получаются как «горошины в одном стручке», но как только они попадают к творческим людям, все меняется. Например, на «Кинотавре» в этом году за лучшую мужскую роль приз получил студент третьего курса ГИТИСа Иван Добронравов. Поэтому во много все зависит от производства и от тех людей, что делают эти фильмы.

Как вы считаете, нужно ли играть на открытых площадках? Как актеры себя ощущают в этом пространстве?

Евгений Князев: Однажды я играл на открытой площадке в Авиньоне, и это здорово, особенно. Видел там же спектакли других театров, которые играли на Папской площади под открытым небом. Зрелище необыкновенное. Нужно ли это делать? Думаю да. Ведь благодаря таким постановкам можно привлечь к театру, заинтересовать зрителя. Здесь даже стоит задача защитить театр, ведь в наш век в интернете можно найти практически все, в том числе и телеверсии постановок. И театр сохранится, с моей точки зрения, тогда, когда в нем будет настоящая духовная жизнь. Если там будут живы подлинные чувства, он будет востребован.
Какую роль и из какой эпохи Вы хотели бы сыграть?

Василий Лановой: Абсолютно без разницы, какая эпоха и какой спектакль. Самое главное – это сильная талантливая драматургия, чтобы была великая мысль, которая определяет этот спектакль, и хорошие актеры-партнеры.

Насколько спектакль зависит от зрителя?

Евгений Князев: Любой спектакль – индивидуален, и каждый раз, когда его играют, он разный. Это во многом зависит и от зрителя. Наша задача – преодолеть зрителя, увлечь его, если это удается, то это очень хорошо. Нам чаще всего это удается.

Василий Лановой: Дело все в том, что сегодняшние зрители во многом воспитаны телевизионной эстрадой, у них такое клиповое сознание. Когда на них обрушиваешь серьезные проблемы, они себя чувствуют неуютно, а если они влезают в них, то потом бесконечно благодарны за нашу работу.

В Вологду Василий Лановой и Евгений Князев привезли спектакль «Посвящение Еве», показы которого состоятся в Вологодском драматическом театре 25 и 26 июня.

Ирина Сорокина