12+

Голоса истории: «На дне»

Те, кто был на спектаклях прошлого – девятого – фестиваля три год тому назад, наверняка помнят, что одним из победителей тогда стал театр из подмосковного Зеленограда «Ведогонь». Лучшим артистом был назван актёр этого театра Павел Курочкин за роль царя Фёдора в спектакле «Царь Фёдор Иоаннович». По итогам прошлого фестиваля театр получил грант от Министерства культуры РФ на постановку для следующего, то есть нынешнего, фестиваля. Выбор театра пал на пьесу Горького «На дне».

Как и три года назад, артисты «Ведогонь-театра» обживали с героями классической пьесы Пятницкую башню Кремля.
Вы знаете, какими должны быть герои пьесы, помните, как нам о них рассказывали в школе? Хозяин ночлежки Михаил Костылев (или как в театре «Ведогонь» - Костылёв) всячески подчёркивает униженное положение тех, кто живёт в ночлежке. Его жена Василиса, положив глаз на Ваську Пепла, добившись его любви, старается спровоцировать или просто уговорить его на то, чтобы он помог ей избавиться от постылого старого мужа. Почти «луч света в тёмном царстве» - сострадательная к обитателям ночлежки, робкая исполнительница воли деверя сестра Василисы Наталья. Вынужденная жить в семье сестры, она в конце концов решает с помощью Васьки Пепла вырваться на волю. Обитатели ночлежки, и, прежде всего Барон, Сатин и Актёр живут в своё удовольствие, изредка вспоминая своё безбедное прошлое, но не делая никаких попыток подняться со дна. Душевную смуту в это общество вносит странник Лука, который, разговаривая по душам со всеми обитателями ночлежки, заставляет некоторых из них поверить, что выход есть, что можно, сделав усилие, начать жить полезной для общества жизнью. Но в конце концов всё оканчивается трагедией для тех, кто поверил Луке. Только те, кто скептически относился к задушевным разговорам старца, остались как при своих интересах, так и на прежнем месте.

Всё это можно было увидеть в спектакле подмосковных артистов. Так что можно только позавидовать подмосковным школьникам, которые вместо того, чтобы раскрыть книгу, могут сходить на этот спектакль и получить полное представление, бывшее когда-то классическим, о классической пьесе.

Но это схема. Пытливый зритель, в своё время читавший «На дне», ищущий в классике новое, смотря фестивальный спектакль, с удивлением увидел бы, что, как бы в ответ на вдруг раздавшийся звон курантов Вологодского кремля, Барон неосознанно сложил пальцы щепотью и сделал попытку перекреститься. Такой зритель услышал бы в просветлённой музыке Исаака Шварца, которая звучит в спектакле, поддержку тем, кто ищет выхода. Зритель увидел бы, что за безапелляционностью сентенций Сатина о гордо звучащем слове «Человек» кроется личность, готовая помочь том, кто попал в ещё более страшную беду, чем он сам. И, конечно, он увидел бы в одежде обитателей ночлежки черты современного костюма, что объединяет тех, кто был «на дне» сто лет назад, и кто волею судьбы оказался в таком же положении сегодня.

Рискну предположить, что на этот раз спектакль театра «Ведогонь» не станет лучшим на фестивале. Но то, что театр рискнул обратиться к хорошо известной пьесе и нашёл в ней то, что понятно нам, уже вызывает уважение и желание увидеть другие его спектакли.

Алексей Сальников, театровед