12+

Премьера спектакля «Праздник одиночества»

А разве мечта не греет, когда на дворе осень и нет печки?

25 апреля 2011 года в Вологодском областном драматическом театре состоялся бенефис Леонида Рудого – премьера спектакля «Праздник одиночества», приуроченная к 65-летнему юбилею народного артиста России.

Жизнь человека полна непредсказуемых событий, полна радости и счастья, и в то же время – горестей и разочарований. Найти смысл своего пребывания на земле, найти себя, принимая все поклоны и все тычки судьбы… Пи-рос-ма-нии... Протяжно и мягко звучит эта фамилия забытого многими художника. Один день из его жизни – последний день, когда пришло время подвести какой-то итог, объяснить себе самому и всем другим суть своего творчества, свои душевные муки, свои мысли.

«Он к нам пришел много лет спустя. Спустя безвестность. Спустя нищету. Спустя голод. Все происходит спустя: признание, слава. Воспоминания современников, которые становятся современниками спустя. Спустя подзатыльники, которые они раздавали нищему мальчишке. Спустя рог вина, который они подавали нищему живописцу. Спустя тощий матрац, который они кидали в сад, даря ночевку бездомному. И великий нищий человек снова начинает жить спустя свою жизнь». Такими словами начинается спектакль «Праздник одиночества». Спустя почти столетие со смерти художника, режиссер Зураб Нанобашвили словно хочет не просто воскресить это имя, хочет показать зрителю его философию, философию одиночества, философию самоотдачи творчеству: «Этот спектакль о мессии, о спасителе, он ничего здесь не говорит просто так – вся пьеса написана белым стихом, вся состоит из притч. Я уже ставил это спектакль 11 лет назад и благодаря ему попал в этот театр. А сейчас возвращение к постановке для меня очень важно. Мы рассказываем не о Грузии, а о художнике, о великом творце, который стал одиноким, и его одиночество выливается в этот спектакль, который становится праздником для всех нас. И здесь важно не то, что сделал режиссер или сыграл артист, а то, какой отклик будет в зале, какая возникнет атмосфера. Потому что катарсис рождается только через «крест», через мучения, большие испытания, нужно от всего отказаться, бескомпромиссно, чтобы создать великую легенду под названием «Нико Пиросмани».

Перед зрителями предстают последние часы жизни художника-самоучки, который писал так, как видел, как чувствовал. Для Нико Пиросмани (народный артист РФ Леонид Рудой) главное было не угодить всем, а нарисовать так, чтобы картина имела свой смысл, свою сущность. Многим это не нравилось, герои его творений не узнавали себя. «Почему ты так меня нарисовал? Ты кто такой, чтобы держать меня на ветру с голыми плечами?! Что мне твой пучок роз!» – негодовала его возлюбленная Маргарита (Наталья Брусенская), с которой связана одна из самых красивых легенд, окружающих Пиросмани: чтобы завоевать сердце актрисы, художник продал свою лавку и купил миллион алых роз. Только такой подарок не был оценен по достоинству. Да и вообще судьба не сулила художнику великих наград, хотя что подразумевать под ее наградами? Да, не было в жизни любви, не было настоящего друга, которому он бы позволил разделить его горе, не было славы и признания, но зато был дар рисовать, благодаря которому он оставил нам, сейчас живущим, свое художественное наследие.

Все друзья Пиросмани – герои его картин (заслуженный артист РФ Олег Емельянов, актеры Виталий Полозов, Андрей Светоносов, Александр Чупин, Дмитрий Бычков, Дмитрий Мельников), которые приходят к нему в последнюю ночь, чтобы упрекнуть, вылить все свое недовольство, унизить художника. Вы спросите: почему друзья? Но раз они появляются в этот момент, значит, они для него имеют большое значение: каждая написанная им картина – не просто вещь, а детище, в которое вложена душа и сердце. Пусть они приходят в черных одеждах и символизируют непризнанность художника, неприятие его творчества как мэтрами искусства, так и простыми людьми. «Я хочу в такой черешне жить. Потому и рисую величиной с дом. Я выгоню из нее косточку и сам поселюсь в ней. И все кругом станет розовым. И небо, и земля, и даже ты. Зеленые деревья станут розовыми. И это будет правдой, я ведь живу в черешне, я вижу, что все кругом розовое...» Весь мир художник видит в иных красках, чем те, кто его окружает, наверно, потому они и одеты в черные одежды. Но Пиросмани богаче всех их, и главное его богатство – доброе сердце и тонкая душа: «И чего только нет у этого Нико! Дома нет! Сада нет! Барашка нет! Лавки нет!».

Лишь несколько гостей этого праздника одиночества предстают в других цветах – светлая и чистая Ия (Наталия Абашидзе) – «и я», словно часть самого художника, его душа; ангел в белых одеждах, унесший Нико на руках в иной мир (Николай Акулов); русский художник в красной рубахе (Владимир Таныгин), потому что нарисовал купание красного коня. Они лучше всех понимают Нико, знают, чего на самом деле стоит этот удивительно талантливый человек. Благодаря им по-настоящему раскрывается образ грузинского художника, который через боль и страдания обретает очищение.

Трогательная история Нико Пиросмани не оставит никого равнодушным. Она заставляет задуматься, на чьей стороне ты: бездушных людей в черном или тех, кто умеет ценить и любить.

Режиссер Зураб Нанобашвили рассказал о подготовке к спектаклю: «Я не уверен, что он будет у нас идти как кассовый спектакль и зал шесть раз в неделю будет заполнен. Нам достаточно играть его раз в месяц, чтобы на него приходила публика, которая не останется равнодушной, безразличие – это плохо. При подготовке к спектаклю мы с артистами долго читали пьесу, обсуждали судьбу художника. Сложно играть такой спектакль, где разорванное сознание, ведь на самом деле он один в этой комнате под лестницей. И все, что происходит – происходит в его сознании. Это всего лишь версия его последнего дня жизни. С Пиросмани связано очень много разных легенд. Ведь даже могилу его раскопали и ничего там не нашли. Многие художники того времени стали покрывать картины лаком, чтобы те блестели, они думали, что Пиросмани так делал, хотя он покупал специальную пленку и на ней рисовал. И все, что у него было, он тратил на эту немецкую пленку, кисти и краски. Весь его менталитет складывался на улице. В 1916 году художники пригласили его поучаствовать в крупной выставке и после этого выпустили унизительный фельетон, с карикатурой и словами, что ему еще лет 10 нужно поучиться, а затем уже заявлять о себе на выставках. Это, можно сказать, разбило его сердце. Здесь хочется напомнить о доброте, как например, жираф, что занимает центральное место в декорациях: Пиросмани похож на жирафа, он воспринимается как какое-то доброе существо с солнечными лучами вместо пятен, символ доброты. Нам всем не хватает доброты и жертвенности. Мне кажется, творец – это мессия и если нет жертвенности, нет катарсиса.

Если вы не сбежите от нас, и вам это будет интересно, хоть десять минут, хоть пятнадцать, спектакль заставит вас еще раз придти посмотреть эту историю – значит, дело уже сделано, мы разговариваем друг о друге, о душе. Мы же все умеем приспосабливаться, а он нет. Он – поэзия, а мы – проза. Это мало имеет отношения к жизни, но много к душе. «Праздник одиночества» подготовлен к юбилейному дню рождению Леонида Рудого, мне показалось, что такой спектакль для него будет творческой встряской – сыграть униженного, оскорбленного, покинутого, забытого, а при этом у артиста есть множество разных наград. Это повод о многом задуматься».

Ирина Сорокина