12+

Российская картина «Безразличие» продолжила конкурсную программу фестиваля «VOICES»

7 июля 2011 года на суд зрителей и жюри была вынесена картина «Безразличие» режиссера Олега Флянгольца, которая представила на конкурсе фестиваля «VOICES» Россию.


Судьба фильма очень интересна. Материал для него был отснят более 20 лет назад, в 1989 году, когда мама Олега Флянгольца, узнав о желании сына снимать кино, купила ему пленку. А монтаж, озвучка, мультипликационные элементы сделаны в 2011: хранившиеся долгое время пленки были изъяты из-под кровати, и над ним вновь закипела работа. Этот фильм самым последним вошел в конкурсную программу «VOICES», а затем стало известно, что лента покорила публику Каннского фестиваля, где «Безразличие» завоевало самый главный приз – Гран-при.

Картина снята в черно-белых тонах, улавливается стиль 60-х, к нему примешиваются 80-е, ну а современность представлена графикой. Три таких, казалось бы, совершенно разных временных пласта сумел соединить режиссер. В фильме явно прослеживается какая-то особая ностальгия по прошлому, показана Москва того периода, та эпоха, когда танцевали твист в кафе с милым названием «Пингвин», в моде были стиляги, а по городу разъезжали советские «Москвичи».

В основе сюжета фильма – история любви на фоне того времени. Вроде бы стандартный любовный треугольник и вполне разрешимый: третий должен уйти. Но не тут–то было, третий хотел быть первым и единственным, хотя дама выбрала не его. Но ему безразличны чувства других, главное – он сам и его чувство собственности. Ему все равно, что влюбленные парят на машине в облаках, радуются жизни. Погони и побеги, драматические и курьезные встречи переплетаются в этом фильме причудливым образом, а сопровождает все это частично анимированный забавный рассказ о собаке-космонавте, сделанный в стиле советских мультфильмов 60-х. Одну из главных ролей – положительного героя Петю – сыграл молодой Федор Бондарчук.

Картину представил зрителям сам режиссер, а вечером Олег Флянгольц встретился с журналистами и ответил на их вопросы.

- Как создавался этот фильм?
- Сначала появилось слово «безразличие», которое нам всем понравилось. В то время, когда задумывался этот фильм, мы учились в киношколах и решили под это название придумать сценарий. Это было в 1988-м, а в следующем году, когда уже был готов сценарий, приступили к съемкам. В тот момент молодость брала свое, и я для себя поставил такую планку: если до 25 лет не сниму первый фильм, то кинематографией заниматься не буду, а мне на ту пору было 23 года. Спилберг снял свою первую картину «Челюсти» в 25 лет, и я тоже хотел чего-то достичь, но в более раннем возрасте, в 24 года. Весь материал был отснят в 89-90-м годах. И вот буквально недавно мы решили вернуться к этому и доделать фильм. Тогда не было прямого звука, поэтому озвучка у нас современная, многие персонажи говорят чужими голосами, потому что актеры все разъехались кто куда, и некоторых было трудно найти.

- Почему собака в фильме нарисована в 3D, почему не сняли настоящую?
- Фильм частично от шестидесятых годов, присутствует дух восьмидесятых, и надо было как-то представить современность, наши дни. А вообще изначально по сценарию вместо собаки должен был быть другой персонаж.

- Как поменялось ваше отношение к фильму, к сценарию за эти 20 лет?
- Самая сложная задача при подготовке фильма – это «попасть в то время», ощутить себя в том времени, когда был молодым. Я пытался сохранить в фильме эффект, что это я тогда, в прошлом, двадцатитрехлетний я и делал этот фильм.

- Какой новый проект вы готовите сейчас?
- Сейчас у меня есть несколько предложений, и снимать я буду с теми же людьми, с которыми делал картину «Безразличие». На этот раз фильм не будет задержан на 20 лет, думаю, пару лет, и появится что-то новое.

- Какую роль в создании картины сыграла ваша семья?
- Во-первых, купили пленку, которая тогда стоила немало денег. Мама читала сценарий, смотрела, что было отснято. И произошла еще такая печальная вещь, связанная с картиной. Когда мы с Федором Бондарчуком поговорили и решили, что нужно доделать фильм, мама лежала в больнице в тяжелом состоянии, у нее уже были провалы в памяти, многое она забывала. И я пришел к ней и сказал, что мы собираемся довести до конца тот фильм, начатый еще в юности, мама спросила: «Этот тот, где машина летит в небесах?». Это было за три дня до ее смерти. До этого я хотел убрать этот план из фильма. Но понял, что теперь я его оставлю. А так у меня еще папа был оператором-документалистом, поэтому я с детских лет знаю все тонкости профессии и стал режиссером-оператором.

- Отличается ли реакция вологодской публики от той реакции, что была после первого показа на «Кинотавре»?
- Конечно, отличается, хотя вещи несопоставимые. Там фильм смотрели в основном профессионалы, специалисты, а здесь – рядовой зритель, любители кино. Вообще награда на «Кинотавре» для меня была очень неожиданная.

Ирина Сорокина