12+

Американский исследователь русской архитектуры Уильям Брумфилд рассказал областной газете «Красный Север» о своих книгах

В нашу страну Уильям Брумфилд ездит с 1970 года. За это время он провел у нас в общей сложности девять лет. Особое место среди изданий американского исследователя русской архитектуры занимают его «книги-альбомы» о Вологодчине.

Каждая книга – особая

- «Белозерск» – это особая книга в моей жизни, – считает Уильям Брумфилд. Возможно, он так думает потому, что особенно удачные фотографии получились.

Листаю книгу – и в самом деле, снимки один красивее другого. Вот виды с Городского вала – зимние, летние, не столько повторяют, сколько дополняют друг друга. А городские особняки – и каменные, и деревянные! Когда-то они были выражением состоятельности хозяев; по сравнению с кричаще-яркими дворцами современных богачей они, конечно, роскошными не выглядят. Их достоинства – основательность, гармоничность, нарядность; дома вписаны в пейзаж накрепко и не выбиваются из городского окружения, а украшают его. Остается только удивляться, как фотографу удалось показать такую красоту, совсем не выпячивая ее запущенность и неухоженность.

- Наверное, когда вы снимали, все было не так плохо, – предполагаю я.

- Да нет, просто нужно уметь снять так, чтобы больше видна была красота здания, – отвечает фотограф.

Под каждой фотографией – дата съемки, и далеко не все снято в 1998 году, как Ильинская церковь, например. Есть снимки 2009- 2010 годов, и новые фотографии сделаны с той же трепетной любовью, что и те, что снимал Уильям Брумфилд 10-15 лет назад. Техника изменилась, вместо пленочного аппарата у Брумфилда теперь цифровой, а любовь осталась.

Пытаясь объяснить себе, чем же книга о Белозерске отличается от других книг Уильяма, обращаю внимание на обложку. И в самом деле – крупный план, хорошая печать.

- Удачный снимок на обложку поставили, – говорю автору, – Красивый какой ангел.

- Красивый, да, – вежливо соглашается Брумфилд. И добавляет, помолчав, – Этот ангел стоит на верху иконостаса Преображенского собора. В руках у него – книга с семью печатями, помните, в Апокалипсисе?

Апокалипсис – одна из книг Нового Завета, Откровение Иоанна Богослова. Пророческая книга о судьбах мира.

«Вы себя недооцениваете!»

«Белозерск» – пятая книга о Вологодчине, изданная московским издательством «Три квадрата». Сначала был «Вологодский альбом», собравший около 200 фотографий из различных уголков нашей области. Тогда, в 2005 году, хотелось показать широкой публике, что сделано за тридцать лет, что Брумфилд ездит с фотоаппаратом по нашему краю. Однако итоговая вроде бы книга превратилась в начало новой работы: «Три квадрата» при поддержке Правительства области начали серию «Архитектурные памятники Вологодчины». Открыли ее альбомом о Великом Устюге, потом были «Кириллов. Ферапонтово», «Устюжна».

Что дальше? Вот-вот будет сдан в издательство материал для книги о Вологде, готовится альбом о Тотьме.

Кстати, именно книгой о Тотьме открылась в 2005 году другая «брумфилдовская» серия «Трех квадратов» – она называется «Открывая Россию» и рассказывает о различных замечательных местах России – Торжок и Суздаль, Иркутск и Бурятия, Соловки и Каргополь. Вышло уже 12 книг. В первой из них знаменитый искусствовед Алексей Комеч выразил надежду, что работы американского любителя и знатока русской архитектуры могут помочь сохранить памятники. К сожалению, сохранять что-то не очень получается. Но доносить до потомков память об утраченном – это тоже важно. В «Вологодском альбоме» был специальный раздел, где на черном фоне публиковались фотографии зданий, которых мы уже не увидим. Есть снимки утрат и в других книгах Брумфилда.

- Вот, – показывает Уильям страницы со снимками белозерской церкви Илии Пророка. – Ее уже нет. И здания Думы с пожарной каланчой в Устюжне тоже нет, и еще много чего тоже никто не увидит.

«Устюжна» – тоже особая книга в жизни Брумфилда. Он очень гордится, что подробно рассказал о замечательных росписях Казанского храма в этом городе – по мнению исследователя, они представляют собой один из лучших примеров росписей ярославской школы середины XVIII века. И о Рождественском соборе с великолепным резным иконостасом говорит с воодушевлением, хотя он-то как раз дошел до нашего времени не в полной своей красе. Впрочем, о каждой книге Уильям может рассказывать очень долго – с обстоятельностью ученого и юношеским вдохновением поэта.

- Вы, вологжане, не очень цените то, что у вас есть, – говорит он. – Все время жалуетесь – тут храм деревянный обрушился, там дом старинный сожгли. Да, каждая потеря невосполнима. Но ведь сколько осталось! В этом отношении на Вологодчине делается много больше, чем во многих других российских регионах. Я-то знаю хорошо, потому что старался побывать везде, где сохранилась деревянная архитектура, и Русский Север мне кажется наиболее интересным в этом отношении.

Почти родное

Брумфилд говорит, что вологодских снимков у него больше, чем из любого другого российского региона: «После Москвы и Петербурга я нигде так много не снимал».

Свои фотографии памятников архитектуры Русского Севера Брумфилд передал Библиотеке Конгресса США.

- Недавно мне оттуда позвонили, – улыбается профессор, – и очень просили не присылать больше вологодских фотографий.

Сам он, однако, не считает, что снял у нас все, что нужно. И дело не в том, что для новых книг нужны современные снимки: вот в Тотьме храм Рождества Христова стал действующим, кое-что еще изменилось.

Просто здесь он ощущает себя своим, а как посчитаешь, все ли сказал о родном и дорогом для души? Вот и ездит, снимает, пишет, публикует…

Как объяснить, что уроженец американского юга прикипел душой к Русскому Северу? Интерес к нашей культуре у Брумфилда начался с русской литературы, которая потом стала его профессией. Докторскую диссертацию Брумфилд защитил как славист. С 1983 года занимается русской архитектурой. Преподает в университете Тулейн (Новый Орлеан, США), автор многих книг, журнальных и газетных статей на русском и английском языках о русской литературе и архитектуре. Он – действительный член Российской академии архитектуры и строительных наук, почетный член Российской академии художеств. В 2011 году Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям на 7-м Всероссийском конкурсе региональной и краеведческой литературы «Малая Родина» наградило Уильяма Брумфилда специальным дипломом «за многолетнюю исследовательскую и культурно-просветительскую деятельность по сохранению и популяризации в мире культурного наследия российских регионов».

Сделано много. Но ведь это, конечно, не все? «Посмотрим», – задумчиво говорит Уильям. Конечно, за сорок лет тесного общения с русскими можно научиться не строить бизнес-планы на много лет вперед, а идти потихоньку, шаг за шагом.

- Наверное, так Бог устроил, – философски глядит он поверх очков, – что я связал жизнь с Россией, с Вологдой.

Цитата

«Уильям Брумфилд постепенно открывал для себя все эпохи и все страницы художественной истории России. Понимая и передавая красоту шедевров, автор с неменьшей любовью разглядывает и выявляет выразительность обычной застройки периферийных городов, особенно деревянной. Его альбомы могут послужить не только историческим свидетельством, но и охранной грамотой, охраняющей постройки от небрежения современников».
Алексей Комеч, доктор искусствоведения

Андрей Сальников
«Красный Север»,
фото Уильяма Брумфилда и Алексея Колосова