12+

В Вологодском областном драматическом театре состоялась премьера спектакля «Последняя любовь Казановы»

Агасфер Любви

Ты опоздала на пирушку!
Мои подружки золотой поры
Тебе б сказали про мои пиры
Полночные. – Ты поздно родилась.
Мне нечем угостить вас, кроме глаз.

Марина Цветаева

О чем же мечтать весной, как не о любви? И для театра это тема на все времена. Историю непростых взаимоотношений совсем юной девушки и зрелого старца представила в спектакле «Последняя любовь Казановы» заслуженная артистка РФ Наталья Воробьева. Здесь она выступила перед зрителями в новой для себя роли режиссера. Премьера спектакля состоялась на камерной сцене Вологодского ордена «Знак Почета» государственного драматического театра 14 марта 2012 года. В основу постановки легла третья часть поэмы Марины Цветаевой «Феникс», написанной в 1919 году. Это драма «Конец Казановы», сюжет для которой был взят из мемуаров итальянского авантюриста. Сама Марина Цветаева о «Фениксе» сказала так: «Это не пьеса, это поэма, – просто любовь: тысяча первое объяснение в любви Казанове…».

Наталья Воробьева призналась, что она влюбилась в это произведение, когда еще была студенткой театрального института, и даже хотела сделать из него самостоятельную работу, где сама бы сыграла женскую роль. Но тогда этой мечте не было дано осуществиться. Долгие годы Цветаева ее «не отпускала», и любовь к этим стихам в итоге «вылилась» в спектакль, возможность поставить который дал художественный руководитель театра Зураба Нанобашвили. Наталья Юрьевна поделилась своими впечатлениями о подготовке постановки: «Работа в качестве режиссера очень сложна, но, тем не менее, она доставила мне огромное удовольствие. Я очень люблю поэзию Марины Цветаевой и через спектакль могу поделиться этим чувством с другими. Надеюсь, актерам тоже было интересно со мной работать».

Сказать, что спектакль затрагивает только тему любви, нельзя. Через все действие красной нитью проходят мотивы одиночества, старости души, непонимания между влюбленными в силу разного восприятия мира. Хотя, конечно, самое главное – взаимоотношения между мужчиной и женщиной.

Комната в темном замке, освещенная лишь парой свечей. В этом удушающем полумраке одиночества проводит последние часы жизни покоритель женских сердец Джакомо Казанова (Дмитрий Мельников). Когда-то он был блистательным красавцем, который с легкостью мог очаровать любую даму, – недаром его имя стало нарицательным. В его сундуках хранятся тысячи писем от поклонниц с пылкими признаниями в любви или приглашениями на крестины детей. Только эти пожелтевшие бумажки свидетельствуют о его былых похождениях, полных авантюр и порочной страсти. Перед нами он предстает не в расцвете сил, а 75-летним стариком, для которого все осталось далеко позади. И встреча с юной Франциской (Ольга Мацкевич) в эту «предсмертную» новогоднюю ночь – словно глоток волшебной живой воды для Казановы. Встреча с пятнадцатилетней девушкой, которая ему не то что в дочери – во внучки годится… Хрупкая, стройная, под видом мальчишки она пробралась в его комнату, чтобы признаться в любви своему кумиру, когда узнала, что завтра тот отправляется в путь, и другой такой возможности у нее не будет.

Весь спектакль построен на игре-диалоге. Даже сами герои играют «в жмурки» – ловят друг друга в словах, в объятиях. Кульминационной сценой стал танец-фантазия Казановы. Этот танец не просто венец любви – это его мечта, которой никогда не суждено сбыться. Обнимая юную деву, он видит себя молодым, энергичным, вернувшимся в свой любимый город – родную Венецию, откуда он был изгнан. И в этом танце-фантазии выражена вся страсть-любовь, которой он, возможно, так и не испытал за свою долгую жизнь. Танец – один из самых интимных моментов в спектакле, ведь это не только его мечта, но и ее, и воссоединение в фантазии – единственное, что их объединяет.

На самом же деле он стар и слаб, от былого Казановы остался лишь блеск в глазах. И он, понимая это, отказывается от своей любви, обрекая себя на одиночество и нищенскую смерть в Богемских лесах. Кто-то увидит в его шаге трусость и усталость от жизни, кто-то – заботу о девушке, которую он не хочет обрекать на страдания рядом с ним, понимая, что она должна найти свою любовь. Поэтому он и уходит, не прощаясь, только когда она засыпает. Встреча с девушкой стала для Казановы расставанием с этой жизнью, а для нее эта ночь – как сладкий сон, который вряд ли повторится…

Немым свидетелем последней любви Казановы стало кресло. Это его дом, вся его жизнь на тот момент. Оно как шкатулка со множеством разных отделений, где каждый ящичек – это воспоминание. Кресло – его походная карета, где есть место для ночлега, для зеркала, чтобы разглядывать морщины, для белых шелковых сорочек; один поворот ящичка – и перед нами стол. Есть и колеса, и кажется, что это карета – намек на незавершенность жизненного пути. В то же время это инвалидное кресло, атрибут старости и немощности. И стоит это кресло-карета в полумраке одиночества, и резвые кони больше никогда не умчат ее вперед… Но будущее есть у юной Франциски, которая, вероятно, через всю жизнь пронесет воспоминание о встрече с Казановой.

Ирина Сорокина