12+

Из-за рубежа: рецензия на спектакль «Чернобыль. Хроника будущего»


Наверное, сложнее всего рецензировать спектакли иностранных театров. При нашей нелюбви к иностранным языкам: кто уверенно скажет, что после школьного курса знает язык? Первым таким спектаклем на нынешнем фестивале был спектакль немецкого Ландестеатра из города Тюбинген.

Название спектакля, который театр привёз в Вологду, для нас понятно и у многих вызывает эмоциональный отклик: «Чернобыль. Хроника будущего». Автор спектакля, в нашем случае, текста – Светлана Алексиевич. Да, это фрагмент её «хроники будущего» – так сама автор определила жанр книги «Чернобыльская молитва». Как видите, создатели спектакля согласились с жанровым определением белорусской писательницы. Когда я слушал спектакль, у меня всё тверже росло ощущение, что я уже где-то видел этот текст. Вспомнил: года полтора-два назад приятель прислал мне этот текст, сопроводив словами: «очень сильно», но не указав источник. Сознаюсь, я тогда не смог дочитать до конца этот текст. И сейчас я обнаружил, что на самых разных сайтах можно найти его, стоит лишь ввести в поисковик: «рассказ жены пожарного». Причём, в большинстве случаев вы не найдете ссылку на первоисточник. Может быть, это тот случай, когда простой и эмоционально сжатый, но шокирующий текст стал народным преданием? Прежде предания передавались из уст в уста, сейчас – через Интернет.

Видимо, таким же образом немецкий театр вышел на эту историю. Нетрудно понять, почему она его заинтересовала. Монолог жены погибшего пожарного Василия Игнатенко, который произносит Джессика Хиггинс при сопровождении музыканта Себастиана Дойфеля столь же прост, как и основа. Эмоций минимум. Но чувствуется, что рассказ о пережитом даётся с трудом: рассказать надо, но нет профессионального умения. Но в этом и профессионализм исполнительницы моноспектакля. За почти безэмоциональным изложением истории ощущается внутренняя напряжённость, некоторая смущённость, может быть, даже неловкость героини. Лишь некоторые штрихи дают возможность понять, что чувствует человек, когда любимому, даже когда он находится на ответственной работе, можно послать весточку о себе, просто постучав в пол каблуком. Или устроить перестук, чтобы он знал, что его помнят и ждут. Только один раз за всё время спектакля эмоции героини взрываются: нет возможности предать земле тело любимого, ни на одно кладбище не пускают: боятся радиации. О ней в первые дни чернобыльской катастрофы мы узнали очень много.

…И, возвращаясь к началу наших размышлений. Трудно воспринимать спектакль на языке, который не очень хорошо знаешь. Но когда включаются эмоции, то именно тогда и понимаешь, что ты увидел спектакль, который останется в твоей памяти надолго.



Алексей Сальников, театровед, фото Евгения Кустова