12+

Давид Внендт представил свою дебютную ленту «Воительница»


Потрясающими впечатлениями от свиданий с девушками из неонацистского движения и от участия в параде представителей этой идеологии поделился немецкий режиссер Давид Внендт на российской премьере его дебютной картины «Воительница». Лента была представлена в рамках конкурсной программы III Международного фестиваля молодого европейского кино «VOICES» в кинотеатре «Салют» 8 июля 2012 года.

Марису, 20-летнюю немку, воспитал дед – солдат вермахта. Как следствие – она ненавидит иностранцев, евреев, полицейских, да вообще всех, кто не состоит в наци-группе. Вместе со своими друзьями она избивает и унижает людей, мечтая сделать очередную татуировку с изображением Гитлера. 15-летняя Свенья, неожиданно попавшая в компанию, видит в девушке образец для подражания. Хотя, забегая вперед, нужно сказать, что к концу повествования она превзойдет главную героиню в стойкости, жестокости, нетерпимости. Планы на свадьбу и рождение ребенка от руководителя группировки откладываются, когда тот попадает в тюрьму. В это время Мариса сознательно сбивает на машине двух молодых афганцев, ходит в больницу к умирающему дедушке и постоянно ругается с матерью. Вскоре ее находит Расул – один из пострадавших эмигрантов, подросток, мечтающий добраться до Швеции, где живет его дядя. Его друга больше нет, и помочь некому. Постепенно Мариса начинает понимать всю слабость идеологии неонацизма, а позже – помогает Расулу бежать и за это лишается жизни (не обошлось без доноса Свеньи).

«Вообще-то это факт, что сейчас очень много девушек состоит в неонацистком движении, – рассказывает Давид Внендт. – Я нашел женщин, которые были мне интересны как субъекты этой культуры: в них столько противоречий! Главное – эти девушки верят в идеологию, которая отводит им лишь место на кухне и роль матери, но сами не следуют этим правилам. Они хотят быть активными в политическом и социальном смыслах. Более того, есть противоречие в самом движении. Мужчины желают, чтобы там было как можно больше девушек, но при этом постоянно проявляют агрессию по отношению к ним внутри группы».

История о том, как Давид Внендт писал сценарий (почти два года), сама по себе могла бы стать сценарием для фильма. «Сначала я «вливался» в их демонстрации, чтобы почувствовать себя частью этого движения: это потрясающее ощущение! Но я не имел возможности поговорить с кем-то конкретным. В результате я нашел в Интернете сайт знакомств для неонацистов, зарегистрировался и смог просматривать профили девушек. Сначала скрывал свои намерения, говорил, что хочу пригласить на свидание. Но потом мне это надоело, и я сразу писал, что ищу героиню для фильма. Поступали сотни сообщений, многие с угрозами, с отказами. Но некоторые девушки все же соглашались на встречу. Интервью могло длиться часами».

«Воительница» стала дипломной работой Давида, который окончил киношколу под Берлином. Деньги на создание картины были выделены из немецкого фонда поддержки фильмов начинающих режиссеров, ленту также спонсировал один из телеканалов Германии. Преподаватели были несколько напуганы выбранной режиссером темой и даже пытались отговорить его от съемок. Представители телеканала отнеслись к идее с бóльшим воодушевлением: «Уже на стадии создания сценария со мной постоянно находился один из редакторов канала, хотя у меня даже не было набросков. Была лишь идея – снимать ленту о женщинах в неонацизме. И он сказал, что это интересная новая тема. Однако мы сразу договорились, что фильм не будет назидательным и педагогическим, а неонацисты не будут показаны как глупые и невменяемые подростки. Речь шла о демонстрации положительных аспектов этого движения и его недостатков».

Только ли в Восточной Германии существует ярко выраженное наци-движение? Разумеется, нет. Давид сетует, что эта проблема характерна для всей Германии и для других европейских стран, в том числе и для России. Режиссера также волнует, что большинство людей, хоть и выступают против неонацизма, поддерживают некоторые его идеи, в частности негативное отношение к эмигрантам.

В фильме показаны три поколения. По мнению режиссера, если кто-то один подвергался насилию, то потом он будет подвергать насилию своих детей или даже родителей. Пунктирной линией эта проблема в фильме обозначена. Но главная идея все же в другом. «В Германии создался некий идеологический вакуум. Раньше насилие было продиктовано действующим режимом, но когда настало другое время, люди не поверили в изменения, которые оно принесло, и не смогли предложить своим детям новую идеологию. Речь в картине как раз об этом – об отсутствии новой идеологии. Насилие живет, но оно не может быть чем-то оправдано», – с горечью отмечает Давид Внендт.


Юлия Шутова