12+

Рецензия на спектакль «Шекспир – russkiy»

«Шекспир – russkiy»

Ещё анонсируя работу над спектаклем «Шекспир – russkiy» руководитель вологодского Камерного театра Яков Рубин сообщал: «Мы решили, что фрагменты шекспировских пьес будут выбирать сами артисты». Уже давно утвердилось мнение, что если уж кого хочет сыграть актёр, так непременно Ромео, Гамлета, Макбета, короля Лира или Ричарда Третьего. У актрис список тоже устоялся: Джульетта, Офелия, Гертруда, Клеопатра. Можно было бы ожидать, что в Камерном нам предложат другие роли. Но театр также поставил себе задачу полемики с ниспровергателем Шекспира Толстым, а великий писатель по большей части строит свои выводы именно на этих пьесах. Как спорить с классиком, представляя публике примеры из других пьес? Некорректно. Потому-то театр и остановился на хорошо известном наборе фрагментов: сцена на балконе, встреча Гамлета с матерью, сцена безумия Офелии и так далее. Нельзя сказать, что он с ними не справился: точность характеров, живость и искренность чувств, неожиданность оценок – всё, чем мастерски владеют актёры Камерного театра, зрители оценили по достоинству. Несколько странным выглядит король Лир: этакий ёрник, уверенный в том, что происходящее с ним едва ли не шутка, и в конце концов так и не понявший, что он больше не король и две дочери недвусмысленно указывают ему на то, что не намерены терпеть его властные притязания. В этом отрывке первый и единственный раз в спектакле текст Шекспира звучит приземлённо, почти по-бытовому, отчего герой, его произносящий, представляется просто несчастным отцом, но никак не королём, осознавшим, что его предали дочери. Во всех других шекспировских отрывках, повторюсь, театр убедителен. Получился ли спор с Толстым? Скорее всего это просто обмен мнениями: каждый высказал свою точку зрения и разошлись.

Гораздо более интересное воплощение получила вторая задача, которую ставил перед собой театр: Шекспир – russkiy. Здесь поиски театра устремились в русскую классику – произведения Пушкина, Лескова, Чехова. Мы видим и слышим не только непосредственные цитаты, где русскими писателями упоминается английский драматург, говорится об отношении к нему. Но театр показывает отрывки из пьес русских классиков и предлагает зрителям задуматься над тем, что их роднит с Шекспиром, определить их духовную близость. И здесь зритель, как мне представляется, в большей степени поверил театру.

Иной раз нам предоставляют возможность определить точность перевода на русский язык, например, «Гамлета», разными авторами. Конечно, вне конкуренции, по мнению театра, перевод Пастернака. Да и сам факт обращения к тому же «Гамлету» почти тридцати русских переводчиков несомненно свидетельствует об особом восприятии творчества английского драматурга в нашей стране.

В качестве подтверждения «русскости» Шекспира театр остановился на его трагедиях. Для расширения нашего кругозора интересно было бы узнать, видит ли Камерный театр столь же близкими нам и его комедии, хроники. Впрочем, хроника Шекспира «Ричард Второй» есть в афише фестиваля. Будем смотреть.

Алексей Сальников, театровед