12+

Наум Клейман: «Кино – это не развлечение, это пища души»

Членом жюри VI кинофестиваля VOICES стал киновед и историк кино Наум Клейман, автор многочисленных статей по теории и истории киноискусства. В течение 22-х лет он руководил Государственным центральным Музеем кино и Эйзенштейн-Центром в Москве. Поэтому на встрече со зрителями фестиваля он поднял тему изучения истории кино: «Когда я начал работать над концепцией музея Эйзенштейна, я понял, что мы постоянно боремся с прошлым – то идеализируем его, то проклинаем – вместо того, чтобы его продолжать. Между тем в истории кинематографа важен и ценен любой этап». Наум Клейман многие годы занимается исследованием творчества Сергея Эйзенштейна – в его представлении это универсальный гений сродни Пушкину и Леонардо да Винчи. В декабре 2015-го исполняется 90 лет его фильму «Броненосец “Потёмкин”», а в январе следующего года – 70 лет с момента создания второй серии фильма «Иван Грозный». Фильм был запрещен к показу и пролежал на полке до 1958 года. К юбилею знаменитой кинокартины в Москве готовится выставка, которая полностью представит режиссерский замысел Эйзенштейна.

Рассуждая о современном кинематографе, Наум Клейман предложил задуматься, чем просмотр фильма в зале отличается от просмотра по телевизору или с монитора компьютера: «Дело не в размере экрана, хотя, конечно, большой экран лучше. Дело в том, что это совершенно разные условия восприятия. На заре эры кинематографа боролись два принципа показа – один из них придумал Томас Эдисон, второй – братья Люмьеры. Эдисон изобрел кинетоскоп: бросив в этот аппарат никелевый жетон, человек мог увидеть движущееся изображение, приникнув глазом к окуляру. Люмьеры же придумали проекцию изображения на экран в затемненном зале для коллективного просмотра. «Французский» принцип победил на время, пока не пришло телевидение, которое помогло победить «американскому» принципу. Но смотря телевизор, мы остаемся внутри обыденности, а в зале мы находимся за пределами повседневного быта, и это совершенно меняет наше восприятие: большое искусство требует от зрителя большой сосредоточенности и полной самоотдачи».  

«Каждому областному центру нужна своя синематека, – убежден Наум Клейман. – В советское время создавалось и покупалось множество прекрасных фильмов, но зачастую они оставались незамеченными в большом прокате. Синематека могла бы не только хранить их, но и показывать, делая циклы и тематические подборки для разных возрастных аудиторий – ведь многие фильмы так важно посмотреть именно в определенном возрасте. И это не просто кинообразование – это, если хотите, один из инструментов создания гражданского общества. Сегодняшний кинопрокат практически разрушен продукцией огромных кинокорпораций, а синематека могла бы в какой-то мере противостоять этой тенденции». Киновед предложил помощь создании синематеки в регионе и рассказал об опыте создания синематеки в Перми.

По просьбе слушателей Наум Клейман высказал мнение о списке из 100 лучших фильмов, рекомендованных для просмотра школьникам, и о принятой сейчас возрастной градации фильмов: «Этот список  – мероприятие для галочки. Составить список легко, но этого мало. Каждый фильм должен быть снабжен качественной информацией об истории его создания, о времени, в котором он появился, о творчестве режиссера, о связи с его другими фильмами и т. д. Любой зритель, особенно молодой, должен понимать, как смотреть тот или иной фильм. Сам список ему в этом не поможет. А указание возрастного ценза на фильмах не столько дает ориентир, сколько заставляет нас лицемерить перед детьми: многие хорошие картины оказываются вычеркнуты из их зрительского багажа порой по совершенно надуманным причинам. В прокате об этом не думают, говоря, что кино – это развлечение. Но это не развлечение – это пища души». 

Записала Светлана Гришина