12+

«В дорогу! В дорогу!». В репертуар Театра для детей и молодежи вернулся спектакль по мотивам поэмы Гоголя «Мёртвые души»

Спектакль «Дорога», премьера которого состоялась в 2009 году, некоторое время не шел на сцене театра. Поставленная по пьесе московского драматурга Вениамина Балясного, комедия воскрешает в памяти зрителей хрестоматийный текст поэмы. Но, как всегда, спектакль в постановке Бориса Гранатова – это оригинальная и во многом неожиданная трактовка классического произведения, которая высвечивает в нем новые смыслы и подчеркивает его актуальность сегодня.

С первых минут действия перед зрителем приоткрывается писательская «кухня»: автор появляется, окруженный своими героями, они беседуют и спорят друг с другом. В спектакле звучат фрагменты писем Гоголя и многочисленных лирических отступлений из «Мёртвых душ», которые делают поэму глубоко философским произведением, расширяя рамки ее авантюрного сюжета. Автор делится со зрителем своими переживаниями, наблюдениями, размышлениями и сомнениями, а герои в ряде эпизодов прямо обращаются к нему с вопросами о происходящем. Напоминанием о том, что любой художественный текст множеством нитей связан с эпохой своего создания и современниками автора, служит имя Пушкина, не раз упоминаемое Гоголем. На несколько минут Пушкин появляется и сам – сидя наверху, он читает книгу.

Преображение пространства в спектакле происходит в одних и тех же декорациях: в антураже римской квартиры Гоголя артисты «играют» и итальянский карнавал, и бал в доме губернатора, и интерьеры помещичьих усадеб, и дорогу, по которой несется «птица-тройка». Действие сопровождается звуками надвигающейся грозы. Этот гром – то ли предвестие краха чичиковского предприятия, то ли какое-то грозное предзнаменование всем – и героям, и зрителям. Маски на лицах героев – одновременно атрибут итальянского карнавала и символ царящего в обществе притворства и лицемерия.

Чичиков в исполнении Эдуарда Аблавацкого вальяжен, циничен и… искренен в своей циничности. Сцена спора героя со своим создателем, Гоголем одновременно комична и полна драматизма. Николай Васильевич и Павел Иванович на какой-то момент предстают перед зрителем как фигуры одного плана: герой безо всякого пиетета возражает автору, а автор, хоть и не согласен с его жизненной философией, боится с ним «поссориться». Селифан (засл. артист России Игорь Рудинский) порой подкупает простодушием, а порой ставит в тупик полным отсутствием логики в своих поступках. Характеры помещиков колоритны и выразительны. Ноздрёв Виктора Харжавина бесшабашен и неукротим, Коробочка Натальи Исаевой смешна сочетанием бестолковости и практичности, Манилов Василия Лимонова недалёк и манерен, Плюшкин Ильи Греднева одновременно жалок и страшен.

«Дорога» возвращается к зрителю в обновленном виде: нескольких главных героев теперь играют другие артисты. В роли Гоголя предстает Андрей Камендов – он впечатлителен, тревожен и погружен в размышления о далекой России. Впечатляющ и убедителен Собакевич, которого играет Александр Лобанцев: именно таким и хочется представлять этого гоголевского героя, но артист находит в образе и неожиданный акцент. Его Собакевич прекрасно знает о своем «медведеподобии» и наслаждается тем, как реагируют на него окружающие. Полицмейстера играет Денис Долбышев – вместе с другими чиновниками города NN они составляют гармоничный ансамбль. Александр Андрюшин стал одним из «мужиков» – об этих персонажах хочется сказать отдельно. Появляясь в ряде эпизодов спектакля, эта троица несет с собой то разгульное веселье, то неясную угрозу. Они нарочито не похожи на губернское общество – это подчеркивает пропасть между «господами» и «мужиками». То ли разбойники на большой дороге, то ли потревоженные «мёртвые души», нашедшие новое, пугающее воплощение, они всякий раз заставляют всех остановиться в недоумении и тревоге.

Тревога звучит и в драматичных монологах автора, словно призывающего зрителей к размышлению об увиденном. Образ дороги, вынесенный в название спектакля (пьеса В. Балясного по мотивам «Мёртвых душ» называется иначе – «Колесо»), становится стержнем действия и наполняется множеством разных смыслов. Это и жизненная стезя, которая у каждого своя, и путешествие, сулящее новые впечатления и новые встречи, и тот путь, по которому «несется Русь».

Светлана Гришина