12+

Василий Лимонов: «Награды воспринимаю как огромный аванс»

Из 31 стипендии, выделенной в этом году Правительством РФ для поддержки молодых деятелей культуры и искусства в области театра, две стипендии получили вологодские артисты. Актер театра кукол «Теремок» Александр Шишкин уже рассказал cultinfo о своих профессиональных успехах, а теперь наш собеседник – актер ТЮЗа Василий Лимонов. Зрители вечерних спектаклей замечают его в небольших, но ярких ролях – Рыбака и Матроса в «Алых парусах», Музыканта и Ваньки в «Шампанского!..», Алёши в «Очень простой истории любви», Перси в «Сотворившей чудо», монаха Корнелиуса в «Страстях по Тилю». А детская публика с радостью принимает его Пастушка Филю («Королевская корова»), Принца («Золушка»), Буратино («Новогодние приключения Буратино и его друзей»), Гадкого («Датская история»).

Василий, за короткий период работы в театре – с 2011 года – у вас накопилось уже довольно много ролей, и все они очень разные. Что дает это разнообразие и то количество материала, над которым приходится работать?

Дает огромные возможности для профессионального роста! Ты сразу полностью погружаешься в профессию, многому учишься – и растешь. Причем растешь и на эпизодических ролях, и на главных. Главных у меня пока немного, но много маленьких – к каждой из них я подхожу со всей ответственностью. И все они действительно разные. В «Сотворившей чудо», например, у меня достаточно содержательная роль, а в «Недоросле», «Шампанского!..» или «Алых парусах» я скорее участник «хора». «Расти над собой» помогает и то, что мы работаем с разными режиссерами – у каждого из них свой подход к постановке спектакля. В театре я играю в спектаклях, которые ставят Борис Гранатов и Ирина Зубжицкая, а когда в прошлом году в Вологде проходил финал конкурса «Ремарка», я участвовал в читке пьесы, которой руководил петрозаводский режиссер Олег Липовецкий.

Главные роли вы играете в детских спектаклях. Играть для детей проще, чем для взрослых, или, наоборот, сложнее?

Я много раз – и в институте, и в театре – слышал, что актер должен начинать именно со сказок. И по своему «сказочному» опыту – уже немалому – могу сказать, что это действительно хорошая школа. Тем более что многие спектакли для детей подспудно адресованы и взрослым тоже. Вот, к примеру, «Датская история» – спектакль для семейного просмотра, поднимает многие достаточно серьезные проблемы: как быть, когда окружение не принимает тебя, как совместить любовь к матери и стремление к свободе…

Конечно, маленький ребенок, ребенок постарше и взрослый воспринимают одну и ту же роль по-своему, поэтому и играешь всякий раз по-разному. Та же «Датская история» идет у нас в 11.00, когда ее смотрят маленькие, и в 17.00, когда приходят школьники. И вот когда этот спектакль первый раз поставили вечером, я очень боялся! Было совершенно непонятно, как воспримут его подростки… Но вот я выхожу на сцену – и понимаю, что то же самое играю по-другому. Это происходит почти неосознанно: смотришь в зал и чувствуешь, что работает, а что нет.

Как артисту удается «считывать» реакцию зала?

В театре существует понятие «четвертой стены»: задача актеров в спектакле – сломать воображаемую стену между сценой и зрителем, убедить его в реальности переживаний, которые они испытывают. И артисты видят, удается это им или нет. Есть так называемое «дыхание зала» – не знаю как, но его всегда чувствуешь, и довольно тонко. Бывает, что в какие-то моменты зрителей видишь, бывает, что нет, но в оценке общего настроения, которое ими владеет, как правило, не ошибаешься. Если кто-то начинает шушукаться или достает телефон, значит, что-то идет не так. Или вот сидят 400 человек – ты шутишь, а они не смеются… И начинаешь на ходу перестраиваться, подключаться к залу. Почему не смеются?.. А может быть, и не должны?.. Еще помогает воспитанная в институте привычка «прокручивать в голове» каждый сыгранный спектакль – что получилось, что нет.

Невозможно не заметить, что вы очень музыкальны. Вы где-то учились музыке?

На гитаре играю с седьмого класса – началось с того, что просто взял инструмент и попробовал сыграть «Звезду по имени Солнце». Потом купил нотные сборники – и пошло. Здесь, в театре, попав в руки нашего заведующего музыкальной частью, начал играть намного лучше. Лариса Васильева дала мне бас-гитару – я стал импровизировать, почувствовал интерес. После спектакля «Последняя любовь. В тени виноградника» увлекся еще и губной гармошкой. Конечно, хотелось бы освоить и другие инструменты, но на это нужно много времени, которого пока нет.

Ваша работа в театре уже получила высокую оценку «со стороны»: в вашем багаже – диплом лауреата фестиваля «Итоги» и стипендия Министерства культуры. А что вы сами считаете своим главным профессиональным приобретением на сегодняшний день?

По поводу этих наград могу сказать только одно: я воспринимаю их как огромный аванс. На фестивале «Итоги» меня отметили за роль Гадкого в «Датской истории» – это было неожиданно, но мне удалось себя убедить, что я заслужил эту награду. Работа над ролью действительно стоила огромного труда, тем более что это была моя первая роль после годичного перерыва на службу в армии. Но, по большому счету, меня самого это устраивает только как этап работы над собой, как часть моей личной профессиональной истории.

Светлана Гришина