12+

В одну из фестивальных ночей мимо Пятницкой башни Вологодского кремля «Плыл кораблик белопарусный»

Спектакль, в основу которого положены сказы Бориса Шергина, представил Санкт-Петербургский государственный театр юных зрителей им. А. Брянцева. Это второе обращение театра к творчеству известного писателя и сказочника – сказы Шергина уже ставились на его сцене в 1986 году. Колоритная речь архангелогородцев, быт и мировоззрение людей, живущих на берегу холодного моря, получая яркое сценическое воплощение, переносят зрителей в атмосферу поморской деревни XIX века.

В спектакле сюжеты трех сказок Шергина вплетены в рассказ о жизни и быте поморов – людей, привыкших к суровым условиям существования, к постоянной борьбе со стихией – морем, которое «и кормит, и погребает». Закаленные из поколения в поколение трудной жизнью, эти люди черпают силы в самобытном юморе и богатой фантазии. Сказки скрашивают однообразные будни, делают тяжелую работу легче, а ожидание ушедших в море – менее томительным.

Единого сюжета – если понимать сюжет как череду взаимосвязанных событий – в спектакле нет, и, тем не менее, он воспринимается как целостное действо. За цельность «отвечает» пронизывающий действие мотив ожидания – жены и матери ждут мужей и сыновей, ушедших в море на промысел. Тревогу, порой переходящую в отчаяние, они заглушают повседневной работой, которую часто делают вместе – скребут полы, прибирают в доме, месят тесто. Работа эта не обходится без разговоров, а разговоры – без шуток-прибауток, метких словечек-характеристик и, конечно, сказок. И в какой-то момент сказка начинает жить своей жизнью, захватывая и забавляя, позволяет справиться с тоской и тревогой.

Всё происходящее на сцене вызывает смех: смешны персонажи сказок, нарочито глупые, сварливые или хитрые, смешны интонации их речи и ситуации, в которые они попадают. Но за этой смеховой «завесой» хорошо просматривается то, как глубоко режиссер и артисты погрузились в стихию шергинского творчества и культуру поморов. Здесь и множество хозяйственных дел, которые за разговорами успевают переделать женщины, – а дел столько, что «на барже не утянешь». Здесь и следование устоявшимся обычаям, делающее жизнь упорядоченной и предсказуемой. Здесь и авторитет старшего, передающего молодым знания и опыт.

Как рассказала режиссер Мария Критская, над спектаклем работала вся труппа: из первоначально огромной инсценировки текстов Шергина в результате было выбрано то, что позволило построить цельный образ. В использовании фольклорного материала – а в спектакле практически постоянно звучат народные песни – режиссер и артисты опирались на совет специалиста по северному фольклору Екатерины Головиной. Особая атмосфера быта поморов создана художником Еленой Соколовой, использовавшей в костюмах и декорациях только аутентичные натуральные материалы. Причем весь реквизит, по замыслу, должен был быть лишен всякого налета «музейности» – всё должно выглядеть новым, живым, только что сделанным.

На «Голосах истории», когда спектакли идут под открытым небом и зачастую поздно вечером, большинство публики, естественно, составляют взрослые. Так было и в этот раз, и интересно, что зрители реагировали на происходящее на сцене живо и непосредственно, хотя «Плыл кораблик белопарусный» – детский спектакль. В театре он идет на камерной сцене для аудитории старше 6 лет, хотя бывает, что на него приводят и более юных зрителей. Эта возрастная универсальность – своего рода «проба». Как отметил один из участников актерской команды, заслуженный артист России Сергей Жукович, принцип, которому следует Санкт-Петербургский театр юных зрителей с момента своего основания в 1922 году, – разговаривать с детьми, как со взрослыми. Конечно, у каждого возраста – свои особенности восприятия, но в том и признак состоявшегося спектакля, когда и ребенок, и подросток, и взрослый «считывают» что-то свое, и никому не скучно.

Режиссер и артисты были рады возможности показать спектакль под открытым небом – пробовать новое всегда интересно. «Этот спектакль не так зависит от «коробки», как многие другие, – говорит Мария Критская, – его можно и на скамеечке во дворе сыграть. Здесь мы попробовали соединиться с пространством Кремля – и мне кажется, у нас получилось». По словам артистов, живое небо над головой позволило сыграть необходимое в этой постановке ощущение безграничного морского простора.

Конечно, в финале ушедшие в море суда вернулись. Корабль, который на протяжении всего действия строили мастера, оказался готов – его берут в руки бережно и радостно, как новорожденного. И белопарусный кораблик взмывает ввысь – как символ надежды и вечно возрождающейся жизни.

Светлана Гришина