12+

Николай Досталь подарил вологжанам свой новый фильм «Монах и бес»

Накануне вечером в вологодском «Ленкоме» представили новый фильм российского режиссера Николая Досталя «Монах и бес». Это всего лишь второй показ ленты – ранее ее демонстрировали жюри на Московском международном кинофестивале, где картина получила награду «за стирание граней между популярным кино и искусством “для избранных”» – и первый показ конкретно «на зрителя». Вход на кинопремьеру был свободный – на этом настоял режиссер фильма, таким образом сделав подарок всем вологжанам. «Алаверды» вологжан было адекватным: зал самого большого городского кинотеатра был переполнен. Желающих увидеть новое творение Досталя было столько, что те, кому не досталось комфортных ленкомовских кресел, устраивались прямо на ступеньках зрительного зала. Представляющий картину Досталь был удивлен и обрадован такому вниманию: по его словам, аншлаг в зале – лучшая награда режиссеру. В общероссийском прокате картина появится в сентябре этого года.

Проект фильма вынашивался 4 года. Это уже четвертая картина, снятая Николаем Досталем в Вологодской области: первым был вышедший в 1995 году «Мелкий бес», потом сериал к 100-летию со дня рождения Варлама Шаламова «Завещание Ленина» (2007), в 2011 – «Раскол», который снимался в Кирилло-Белозерском музее-заповеднике. По словам режиссера, внятных причин, которые заставляют его снова и снова возвращаться на Вологодскую землю, он не находит, объясняя это каким-то особым магнетизмом здешних мест.

Сложно определить жанр картины. С первых кадров, когда возникают белые стены северного монастыря и черные одеяния монахов, зритель настраивается на драматический лад. Но появление в монастырском пространстве (время действия – первая половина XIX века) главного героя – нового насельника Ивана Семенова сына, без умолку сыплющего словами и поговорками, обескураживающими и монахов, и самого настоятеля, дает понять, что история будет затрагивать иные стороны восприятия. Почти весь фильм его создатели придерживаются этого полукомедийного, полупритчевого тона, только к концу картины, отбросив иронию и сарказм, выходя на прямой и серьезный диалог со зрителем.

Появившийся в обители новый монах (Тимофей Трибунцев), сбивая с себя огонь, который тут же загорается на его одежде снова, вызывает опасения и подозрения у настоятеля монастыря (Борис Каморзин). Дальше происходят совсем уж чудеса: невыполнимые послушания, на которые посылают Ивана, тот выполняет в непостижимо короткие сроки: колодец, который всей братии не вычистить за месяц, вычищает за час. С рыбалки приносит огромную рыбину в человеческий рост. В портомойне грязное белье оказывается вымытым и выглаженным буквально за минуты. И даже появившемуся в обители царю Николаю I помогает не только починить сломавшуюся рессору на карете… слюной, но и дает иносказательные советы, буквально переворачивающие представления императора о государственном управлении.

После того, как измученный странными чудесами, творимыми новым иноком, настоятель ссылает его на одиночное поселение, приоткрывается завеса тайны происходящего в обители. Оказывается, в иноке живет бес по имени Легион, имеющий вполне реальное физическое воплощение в виде франтоватого молодого человека. Именно он, вселившись в монаха, мучит его, не давая от себя избавиться. Отчаявшийся отделаться от беса монах просит свозить его в Иерусалим, в Храм Гроба Господня…

Зримо представленная аллегория (от этой наглядности утрачивающая свою метафоричность) на то, как бог и дьявол борются за сердце человека, представленная с бесподобной иронией и юмором (чего стоят одни только диалоги между монахом Иваном и бесом Легионом!), – вот что такое, если передавать в двух словах, фильм «Монах и бес». И, конечно, не могут не встать, пусть и в несколько (благодаря выбранной форме) трансформированном виде, общие, проклятые и вечные вопросы смысла жизни, добра и зла, служения и послушничества, веры и безверия… Они встают в первую очередь перед зрителем, покидающим зрительный зал.

Елена Легчанова