12+

«Ваш диагноз несовместим с жизнью»: на малой сцене Театра для детей и молодежи поставили «Обломова»

«Классика для меня – это то, что всегда: и вчера, и сегодня, и завтра, – говорит о постановке режиссер, народный артист России Борис Гранатов. – Рассказ о давно минувшей эпохе, ее героях и проблемах воспринимается как размышление о сегодняшнем дне. Однако говорить о том, что это актуально, злободневно, не совсем верно, потому что театральное искусство – не сиюминутное, оно говорит о проблемах вечных, общих».

Вечная проблема личности, не находящей себе места в обществе – или не желающей его искать, - рассматривается в спектакле с неожиданной стороны. «Обломов» поставлен по пьесе драматурга Михаила Угарова «Смерть Ильи Ильича», написанной в 2000 году для Московского художественного театра по заказу его тогдашнего художественного руководителя Олега Ефремова. Однако на сцене МХАТа пьеса так и не была поставлена, и в 2002 году Угаров поставил ее в Центре драматургии и режиссуры под руководством Казанцева и Рощина. Спектакль в постановке Угарова – он назывался «Облом off» – стал заметным событием в театральной жизни Москвы.

Перерабатывая прозаический текст для сцены, драматург по-своему расставил акценты. В пьесе появился новый персонаж – доктор, который ставит главному герою диагноз, по сути дела, вынося приговор. А вот кому и за что этот приговор вынесен – над этим вопросом и предлагает задуматься зрителю Театр для детей и молодежи. Как признается Борис Гранатов, пьеса привлекла его своей театральностью, близостью к клоунаде, яркими характерами героев: «В пьесе интересно раскрывается проблема пассивного противостояния человека социуму. На моей памяти в 60-е годы музыканты, художники и поэты уходили работать кочегарами и сторожами – тоже от нежелания «соответствовать», вписываться в рамки, зависеть от социальных институтов. Сегодня эта проблема звучит по-новому».

Тема «лишнего человека» в русской литературе XIX века знакома каждому со школьной скамьи. Но противопоставление делового Штольца лежащему на диване Обломову до сих пор продолжает вызывать полемику о том, что же всё-таки «лучше» и «правильнее» – деятельное развитие или созерцательное погружение в себя. В спектакле Гранатова столкновение этих жизненных позиций показано с особенной остротой. В характере каждого из героев заострена одна главная черта. Обломов (Эдуард Аблавацкий) не просто лежит на диване в пресловутом халате – всё пространство вокруг него превращается в «диван» с кучей подушек и подушечек, а его халат «без намека на Европу» столь обширен, что укрывает своего обладателя, как ему кажется, от всех тягот жизни. Молодой и честолюбивый доктор Аркадий (Сергей Закутин) при знакомстве с пациентом становится в тупик, не в силах определить, чем же он болен. Штольцу (Александр Лобанцев) бездеятельный образ жизни Обломова так же непонятен, как Обломову – вечная суета «деловых» людей. Нерадивого слугу Захара, грубияна и лодыря (засл. артист России Игорь Рудинский), он не гонит именно потому, что оба они – родственные души. Ольга Ильинская (Ольга Юганова), увлекшись было Обломовым, оплакивает его судьбу, увидев, что ничто не заставит его измениться.

Но зачем ему меняться? Ради чего? Слыша упреки в лени, этот смешной человек в разных чулках вдруг начинает с жаром рассуждать о смысле и цели житейской суеты – и он очень убедителен в своем презрении к работе ради работы. Словно в ответ ему каждый из героев спектакля становится воплощением деятельности. «Гешефтмахер» Штольц на глазах у зрителя решает деловые вопросы, давая указания посыльным. Доктор приобретает обширную практику и вертится как белка в колесе. Однако эта бесконечная гонка не может вдохновить Обломова – зачем? На какой-то момент, движимый любовью, он встает с дивана и меняет халат на фрак, но его обещание любимой «обойти Екатерининскую канаву с двух сторон» звучит комически. Проговаривается и сама Ольга: она не готова «всю жизнь проворковать под кровлей», но ее требования к будущему избраннику довольно туманны: «Мне мало этого, мне нужно чего-то ещё, а чего – не знаю!».

Однако и тихий уют в доме вдовы Пшеницыной (засл. артистка России Валентина Бурбо) создается непрестанным трудом хозяйки. У этой работы есть цель – обеспечить удобный быт всем обитателям дома. Обломов, кажется, достиг идеала – ведь это так похоже на его детские воспоминания. Но этот рай затягивает, как болото: убаюкивая и ублажая, в будущем он не сулит ничего, кроме однообразия и вялого покоя. Поэтому, наверное, весть о браке Ольги и Штольца так сильно поражает Обломова – для него это приговор более страшный, чем диагноз доктора.

TOTUS – человек целый – так называется эта «болезнь». Слово «обломовщина» в спектакле не звучит – конфликт деятельности и бездеятельности выведен из социальной плоскости в плоскость психологии. Доктор, специалист по душевным болезням, утверждает, что человек не может влиться в общество, не «разделившись»: такая-то его часть нужна для работы, такая-то – для семьи, такая-то – для интересов политики и пр. Не в состоянии поделить себя на части, Обломов и гибнет. Но его смерть не разрешает всех тех вопросов, которые стояли перед героями спектакля на протяжении всего действия и которые остались вопросами для зрителя. Что делать? Стремиться всё к новым и новым достижениям, порой жертвуя не только покоем, но и здоровьем? Или залечь на воображаемый диван и, обложившись психологическими подушками, оправдывать свое бездействие отсутствием высокого смысла? Между этими двумя полюсами и качается маятник нашей жизни, а театр помогает нам услышать его стук.

Светлана Гришина