12+

«Волна интереса к классической музыке возрастает»: Ирина Силиванова и Максим Пурыжинский исполнили в Вологодской филармонии произведения Брамса

31 марта в зале Вологодской филармонии выступил лауреат международных конкурсов, фортепианный дуэт Ирина Силиванова и Максим Пурыжинский. Концертные выступления дуэта состоялись во многих городах России, в Европе, Азии и Америке.

Музыканты дали концерт в Вологде уже в пятый раз: ранее они уже покоряли вологодскую публику исполнением музыки Гершвина, Моцарта, Рахманинова, Регера, Шостаковича и Сен-Санса.

В этот раз Ирина Силиванова и Максим Пурыжинский посвятили своё выступление 120-й годовщине со дня смерти великого немецкого композитора Йоганнеса Брамса.

С Ириной Силивановой и Максимом Пурыжинским побеседовала пресс-секретарь Вологодской филармонии Евгения Лапцова.

Ирина Витальевна, Максим Владимирович, как сложился ваш творческий дуэт?

Максим Пурыжинский: Начало нашей с Ириной творческой деятельности относится к годам обучения в Московской консерватории. Мы стали играть в ансамбле в 1998 году, являясь студентами класса профессора Елены Рихтер. Примерно через год, в 1999, мы перешли в класс камерного ансамбля профессора, народного артиста России Александра Бондурянского, с именем которого связаны все наши дальнейшие достижения.

Как вам удалось завоевать I премию на престижнейшем конкурсе фортепианных дуэтов Dranoff International Two Piano Competition в Майами?

Максим Пурыжинский: В 2008 году мы прошли очень сложный отбор по видеозаписи, затем живое прослушивание перед жюри в Голландии и вошли в число полуфиналистов. В Майами мы пять дней подряд играли совершенно разные произведения, и по результатам вместе с дуэтами близнецов-сестёр из Америки и близнецов-братьев из Германии вошли в тройку финалистов. Мы сыграли конкурсное произведение – Концерт для двух фортепиано с оркестром ля-бемоль минор Макса Бруха, и по результатам прослушивания нам дали первую премию. Кроме того, мы получили приз за лучшее исполнение специально написанного для конкурса сочинения Ричарда Родни Беннетта «Вариации на тему Lilliburlero».

Что вы можете сказать об инструментах филармонии?

Ирина Силиванова: Я восхищена черным роялем Steinway.

Максим Пурыжинский: Белый рояль, может быть, чуть уступает черному новизной, но в нём есть благородство, и в этих стенах Дворянского собрания он занимает особое место. Я бы сказал, что черный рояль более технократичен, а белый более аристократичен.

«Я мыслю только музыкой, и если так пойдет дальше, превращусь в аккорд и исчезну в небесах» – писал Йоганнес Брамс Кларе Шуман. А как вы считаете, что отличает мышление музыканта?

Ирина Силиванова: Я согласна с Брамсом и даже не удивилась бы, узнав, что он улетел в небеса в виде аккорда. Музыканту свойственно мыслить музыкальными категориями. Все жизненные впечатления переосмысливаются, перерабатываются, превращаясь в музыку. Прочитанные книги, внешние события, внутренние переживания – всё это находит свое воплощение в интерпретации, в творчестве: будь то исполнительство, композиторство или педагогическая деятельность.

Максим Пурыжинский: Я вспомнил удивительный факт: когда я учился водить машину, инструктор поражался и говорил: «Как это быстро у тебя получается!». Только сейчас, во время интервью, я понял, что давил на газ также плавно и нежно, как я педализирую на рояле. Музыкальное образование помогает и в быту (смеется).

Насколько, на ваш взгляд, актуальна классическая музыка сегодня?

Ирина Силиванова: Классическая музыка очень современна. Я думаю, что она актуальна сегодня. Человек сам выбирает, что слушать и как себя вести. И здесь велика роль воспитания, родителей, педагогов. Конечно, для того чтобы слушать классическую музыку нужна подготовка. Прививка красотой, заложенной в классической музыке, крайне важна в детском возрасте. А еще очень важно своевременно увидеть творческий потенциал ребенка, развить и направить его в нужное русло.

Максим Пурыжинский: Есть мнение, что в музыке что-то понимают два процента от двух процентов населения. Но, несмотря на это, мне кажется, что сегодня волна интереса к классической музыке возрастает. И, по моему мнению, это реакция на тот контент, который нам предоставляет радио и телевидение. Люди хотят получить эмоции, которые не может дать шансон, звучащий в маршрутке, или эстрадные песни. И мы рады делиться с нашими слушателями красотой гармонии, мелодии, образной сферы, которые заложены в произведениях великих композиторов.

Вологодская филармония