12+

Александр Васильев: «В детстве моей любимой книгой была книга Лукомского о Вологде»

Всемирно известный коллекционер, историк моды и телеведущий Александр Васильев, впервые приехавший в Вологду, представляет на III Международном фестивале кружева Vita Lace модели из своей коллекции – костюмы и предметы гардероба начала ХХ века с кружевной отделкой. Пресс-конференция, посвященная выставке «Кружево и мода рубежа веков», стала настоящим экскурсом в историю моды на кружево.

Кружево было очень популярно в течение столетий. В XV веке на венецианском острове Мурано жены рыбаков – мастерицы плетения сетей – впервые изготовили художественную микросетку, ставшую прототипом всех будущих кружевных изделий. Так возникло сначала игольное кружево, а затем на севере Европы – во Фландрии, Голландии и на севере Франции – появилось и коклюшечное, которое в XVIII веке попало и в Россию.

Вологодское кружево в конце XIX столетия было широко распространено и очень востребовано. Уникальность изделиям этого промысла придавали использование суровой льняной нити, натуральный цвет (цвет экрю) и рисунок, рожденный народной культурой: большинство кружевниц Вологодской губернии были крестьянками, не имели художественного образования и не были знакомы с веяниями элитной моды. Но на рубеже веков популярность приобрели псевдорусский и неорусский стили, и многие дома моды охотно применяли суровое кружево в отделке своих моделей.

К сожалению, в советское время вологодское кружево, как и другие виды искусства, вынуждено было выполнять пропагандистские функции: в кружевных изделиях прославлялись успехи советской промышленности и сельского хозяйства, появлялась государственная символика. В области моды кружево использовалось гораздо меньше – по ряду причин. Первая из них – обеднение населения: после 1917 года страну покинуло множество представителей тех классов, которые могли позволить себе покупку дорогих предметов гардероба – дворянства, купечества, зажиточного мещанства. Вторая причина заключалась в новой идеологии и гонении на моду. Советский человек априори не мог быть модником, так как если ты модник – ты индивидуалист, а индивидуалисты не могут построить коммунистическое общество. Каждый должен быть одет, как все, а кружево всегда уникально. И оно всегда дорого, так как требует больших затрат времени и высокого уровня мастерства.

Всё это не могло не повлиять на модную индустрию в целом и кружево в частности и, кстати, печально сказались на исследовании истории моды. Были закрыты многие текстильные предприятия, а оставшиеся работали в основном на государство: выпускали ткани для оборонной промышленности, для транспорта, для медицины. Купить хорошую ткань на платье стало почти невозможно – негде и не на что. И женщины 20-х – 30-х годов стали перешивать вещи начала века, сохранившиеся в сундуках. Так множество уникальных образцов моды 1900-х -1910-х оказалось безвозвратно утрачено: перешитые не по одному разу платья изнашивали до дыр, из остатков делали шляпки, маленькие сумочки, воротнички. Именно поэтому в российских музеях так мало городской одежды этого периода – она просто не сохранилась.

Но уцелело то, что было вывезено за границу, причем, поскольку выезжали в первую очередь состоятельные люди, это одежда, которую носили представители элиты. Коллекция Александра Васильева была сформирована в основном во время его пребывания во Франции, где в свое время жило наибольшее количество русских беженцев, вывезших за границу и свои гардеробы. Например, миллионерша Татьяна Никитична Налбандова-Самсонова выехала из Москвы в 1914 году со всеми своими нарядами по моде того времени. Мода менялась, и она, имея средства, покупала новую одежду, ничего не перешивая из старого. И этот сундук с более чем 40 платьями и всеми аксессуарами в 1990-е годы был продан Васильеву ее наследниками. Это уникальная для России кладовая вкуса богатой женщины начала века.

Сейчас в коллекции Александра Васильева около 65 тысяч единиц хранения, и она постоянно пополняется: многие вещи приобретаются на аукционах за рубежом, в антикварных магазинах в России, что-то люди приносят в дар. «Я коллекционирую уже 40 лет и хорошо знаю рынок, – подчеркивает Васильев. – Знаю, как не купить новодельное платье или платье-репродукцию, сделанную для кино или театра. Очень хлопотное дело – хранение коллекции текстиля. Многие платья требуют очень тщательной реставрации: художественной штопки, выведения пятен, восстановления бисерного шитья, кружева, подкладок. В моем Фонде – Фонде Александра Васильева – постоянно работает 12 реставраторов, каждый из которых специализируется на своем. Эта работа не прекращается, что дает нам возможность проводить 12 выставок в год за рубежом и 10 выставок в год в России. Например, несколько дней назад я открыл выставку «Экзотическая охота» в замке города Вентспилс в Латвии, в июле буду открывать выставку «100 портретов XVII – XX веков из Фонда Александра Васильева» в Национальной художественной галерее в Вильнюсе (Литва), а в августе в Музее декоративного искусства и дизайна в Риге откроется выставка детской моды».

Сохранение уникального ручного промысла в современных условиях, по мнению Александра Васильева, возможно только при серьезной государственной поддержке. Например, на острове Мурано кружевной промысел угасает: молодежь не хочет учиться этому ремеслу, а магазины переполнены более дешевыми имитациями азиатского производства. В Вологде ситуация гораздо более благоприятная: много активно работающих мастериц, есть предприятие и Музей кружева, который, кстати, произвел на Васильева огромное впечатление. Но чтобы сделать кружевное изделие востребованным на рынке, нужно привлекать дизайнеров, которые чувствуют, что именно может быть актуально для сегодняшней моды. Заместитель губернатора области Олег Васильев заверил гостя, что вологодское кружево не останется без поддержки (как раз Вологда борется за право принять в скором будущем Всемирный конгресс кружевниц), и даже пообещал рассмотреть вопрос об отправке вологодских кружевниц на остров Мурано для обучения и обмена опытом.

В подтверждение своих идей о новом «прочтении» темы кружева Александр Васильев преподнес в подарок директору Вологодского музея-заповедника Юлии Евсеевой сувенир – льняную сумку с принтом, изображающим сумочку из его коллекции.

Еще в начале разговора гость расположил к себе, признавшись, что много читал о Вологде, знает многие памятники архитектуры по их описаниям, а в детстве одной из любимых его книг был путеводитель по городу Георгия Лукомского «Вологда в ее старине». Наверное, вологжанам приятно сознавать, что эта книга сослужила свою службу в формировании вкуса человека, столь известного в мире моды.

Светлана Гришина