12+

Первая персональная выставка Николая Баскакова открылась в картинной галерее

Удивительно, но в залах ВОКГ это действительно первая персональная экспозиция одного из самых талантливых и самобытных художников Вологды. Художника, сыгравшего ключевую роль в становлении вологодского искусства второй половины ХХ века. Ранее персональные выставки Николая Баскакова проходили только в галерее «Красный мост». А в год 80-летия художника картинная галерея показывала работы Баскакова и его учеников в Воскресенском соборе.

Николай Владимирович приехал в Вологду в 1956 году после окончания Суриковского института. Это был один из первых наших художников, кто окончил учебное заведение такого высокого уровня. Вслед за ним приехали Корбаков и Тутунджан. И эта тройка определяла пути вологодского искусства на протяжении полувека. В 1961 году Николай Владимирович возглавил Вологодское отделение Союза художников, в рядах которого в то время было только пять человек. Но скоро их число увеличилось вдвое. Художники помнят Баскакова как очень ответственного, требовательного руководителя. На собственном примере он показывал, как строго должен относиться художник к своему искусству. Своей любовью к делу жизни и энергией, которой, как говорят, хватило бы на десяток людей, он заряжал всех вокруг. Пример тому – знаменитая изостудия при Дворце культуры железнодорожников, откуда вышли многие будущие вологодские художники. Среди учеников Баскакова – Георгий Калинин, Вячеслав Вахрамеев, Юрий Ельцов, Евгений Гусев, Татьяна Чистякова и др. После окончания студии многие воспитанники поступали в высшие учебные заведения без дополнительного художественного образования. Одна из них – заслуженный художник России Татьяна Чистякова, окончившая Ленинградское высшее художественно-промышленное училище им. В. И. Мухиной. По словам Татьяны Александровны, когда она и ее будущие коллеги пришли в студию, они просто хотели рисовать. А мысль связать свою жизнь с искусство профессионально появилась именно благодаря Николаю Владимировичу: «Он был не просто художником и педагогом, он был нам как отец – относился ко всем строго, но с большой любовью». О том, как студийцы были покорены личностью Баскакова, вспоминал и Евгений Гусев: «Его живопись такая великолепная, что мы не только любовались ею, но и всегда ставили ее на первое место. Мы гордились своим ведущим художником».

О роли Баскакова в становлении вологодского отделения Союза художников говорил нынешний председатель организации Николай Мишуста: «Прокладывать дорогу первым всегда очень трудно. И именно такой период достался Баскакову: 50–60-е гг, ломка старых традиций искусства сталинских лет и создание нового искусства, «поющего» совсем по-другому – более свободно, расковано, смело». И с этой задачей Николай Баскаков справился. Он воспитал плеяду ярких вологодских мастеров и сам оставил хоть и небольшое, но очень ценное, самобытное, авангардное для того времени творческое наследие.

Конечно, имя Баскакова неразрывно связано с именем Джанны Тутунджан, которая вслед за мужем в 1959 году уехала на его родину и, как сама говорила, ни разу впоследствии не пожалела об этом. Это был удивительный тандем, который связывали и семейные узы, и любовь к искусству. Бытуем мнение, что Николай Баскаков ушел из живописи, чтобы поддержать Джанну в напряженном творческом труде. Однако исследователь творчества Николая Владимировича, искусствовед Галина Дементьева видит совсем другие причины. И приводит в доказательство слова самого художника: «Натюрморт пишу до изнеможения, мне кажется, что я наконец открываю самое сокровенное в форме, что только дремало, правда беспокойно, во мне все эти годы моих страданий. Открываю, а не открыл. Два-три дня назад, когда как-то было особенно светло на душе, когда краска перестала казаться пачкающей руки грязью, целый час играл сам Рахманинов. Целый час записи его нечеловеческих прикосновений к клавишам. Если я буду художником, то самую главную свою работу я посвящу ему и тебе. Да хотя бы одну такую работу сделать, чтобы ею выразить удивление Рахманиновым и любовь к тебе».

«В творчестве он был к себе беспощаден, – отмечает Галина Владимировна. – Отдавался любимому делу с полной самоотдачей, в поиске порой доходя до изнеможения, терзаясь сомнениями».

Эта и другие выставки Николая Владимировича были бы невозможны без участия дочери художника Юлии Борисовой. Юлия Николаевна очень трепетно относится к наследию отца. Любая его работа, пусть даже небольшой этюд, – как драгоценная крупица его искусства. «Отец действительно был не только прекрасным художником, но и замечательным педагогом. Он и для меня был лучшим воспитателем – очень ненавязчиво он учил видеть красоту, любить природу, водил в лес, учил плавать. И просто сильно меня любил».

Название выставке дала строчка из стихотворения поэта Николая Гуданца «Яви мне мастера, Господи». Это практически молитва художника, который обращается к Всевышнему, чтобы тот дал ему талант, ум, возможности, чтобы оставить после себя след на земле. Просил ли этого Баскаков? Мы не знаем. Но то, что он стал мастером, сомнения не вызывает.

Влада Кустова