12+

Сборник песен и романсов Михаила Сопина «Снега и синицы» представили в Вологде

Новый сборник Михаила Сопина (1931 – 2004) «Снега и синицы» представили накануне в «Доме дяди Гиляя». В него вошли песни и романсы поэта.

«Эта книжка была задумана мною давно, но Михаил Николаевич о ней не узнал, он вообще не думал, что эта тематика кого-то может заинтересовать, – рассказывает Татьяна Сопина, вдова поэта. – Когда он умер, осталось большое неопубликованное наследие. Я стала его разбирать и поняла, что прорисовывается несколько обширных тем, которые не освещены. Сопин больше известен как военный и социальный поэт, а песенная линия его творчества мало кому знакома. Хотя под гитару он пел всю жизнь. Всю душу в песне выкладывал».

Певучесть Сопина объясняют ураинскими корнями: родился и рос будущий поэт в селе Ломном нынешней Белгородской области, где русское (население и культура) перемешивалось с украинским. От Украины – певучесть его речи, от русского казачества – удаль. Татьяна Сопина вспоминает, что в их первую встречу в лагере Сопин спел ей песню на украинском. Правда, это был первый и последний раз, когда он исполнял что-то не своё и не на русском. Играл он только на семиструнной гитаре, на шестиструнной не умел.

Родовое гнездо в Ломном сохраняла бабушка Наталья Степановна Исаева. Мише она запомнилась разговаривающей прибаутками и в рифму. На селе ее звали «генералом в юбке». В огороде со времен Гражданской войны был закопан пулемёт – «на всякий случай». А во время немецкой оккупации бабушка посылала 12-летнего подростка, хорошо знавшего местность, выводить советских воинов из окружения – за линию фронта.

С оружием, к которому такие мальчишки привыкали в раннем возрасте, они не расставались. За что впоследствии Михаил Сопин отбыл в советских лагерях 17 лет. Поэтому традиционные лирические мотивы в его поэзии переплетаются с темами родины, войны и лагеря. После отбывания срока поэт сначала жил с семьей в Перми, в 1982 году переехал в Вологду, где получил поддержку местной писательской организации.

«Когда он из Перми поехал в Вологду один, он оставил мне на память песни, которые записывал прямо дома на катушечном магнитофоне. Наверное, поскольку мы расставались, там было много печальных мелодий. Но вообще всё его творчество скорее грустное, чем веселое, хотя веселое, хулиганское тоже есть. Острить он умел как никто. Эти песни позже на областном радио мне переписали на кассету, потом на диск. И они есть в этом сборнике. Конечно, не все», – рассказывает Татьяна Сопина.

Вдова поэта вспоминает, что первую версию книжки сделала еще в 2005-м году, сразу после смерти Михаила Николаевича. Потом дополняла сборник, разбила его на разделы: «Песни о России», «О войне», «Один за всех», «Лагерные», «Лирические», «Бытовые», «У края обними: романсы», «Стихи из подвала: конец 70-х – начало 80-х, Пермь». Последняя глава называется так, потому что туда попали стихи, которые на самом деле нашли в подвале в мешке. Вологодский критик и редактор Нина Писарчик предложила такое название, она же подобрала обложку для книги. В сборник также вошли тексты, который поэт не исполнял, но «видно, что они певучи, их можно положить на музыку». Названием книге послужила сопинская военная песня, которую составители сочли символичной. «Нам показалось, что его судьба, как снега, а синица – это песня среди них».

Книгу не случайно открывает раздел «Песни о России». Вспоминает Татьяна Сопина: «Я спрашивала у него: «Миша, вот ты пишешь все время в стихах «ты». Кто «ты»? Ведь никто не понимает, о ком речь. О любимой женщине? С кем ты разговариваешь?» Он смотрел с недоумением: «Как не понимают? Я говорю с Россией». Он повторял: «Я ее защищал и от нее страдал». Наверное, главная для него тема – размышления о судьбе России». Наследие поэта обширно, его вдова замечает: хватит и на лагерный сборник, и на отдельный военный – дома всё было завалено рукописями.

Как сочинялись эти стихи? Бывало, что и на ходу. На ходу Сопину хорошо думалось. «Мы выходили гулять, у меня с собой была записная книжка, он шел, что-то придумывал, просил записать по нескольку вариантов, чаще всего оказывалось, что первый самый удачный». Поэт постоянно работал дома. Вставал рано – по лагерному в шесть утра. Жена с детьми еще спала, а он уже стучал за машинкой. «Я собиралась на работу в газету, нужно было детей отвести в сад, еду приготовить, другие дела сделать, а тут он подходил, стихи протягивал и просил читать вслух, чтобы послушать со стороны. Я говорила: некогда, опаздываю. А он – с балкона сброшусь, читай. И я читала. Он горел поэзией, не ел ничего до обеда, писал. После обеда отдохнет и снова пишет. Бывает, поэты говорят: мне бог диктует. Ему бог не диктовал. Он со стихами работал».

В Перми Сопин сам исполнял песни, а когда семья переехала в Вологду, нашлись те, кому полюбилось его творчество. Например, Владимир Громов («очень хороший тенор, правда, Миша говорил: «Он для меня слишком нежный»), Константин Линк. Песни Сопина исполняли питерские музыканты. Когда его лирику стали выкладывать в интернет, появились почитатели из других городов и даже стран. Нравились его песни археологам, они частенько пели их у костра. На презентации книги гости могли услышать Сопина благодаря фильму Александра Сидельникова «Вологодский романс» (1992). Организаторы вырезали отрывки, посвященные Михаилу Николаевичу, и пустили их на экране.

Теперь песенное наследие Сопина будет доступно широкой аудитории. Завершая разговор о проделанной работе, Татьяна Сопина говорит: «Кажется, получилось неплохо. Кто хочет, тот пусть и поет». Книгу «Снега и синицы» (16+) можно приобрести в «Доме дяди Гиляя».

Юлия Шутова