12+

Портрет Василия Белова кисти художника Генриха Асафова представили в Музее-квартире писателя

В Музее-квартире Василия Белова стартовал проект «Беловский круг Генриха Асафова». В течение нескольких месяцев музей покажет портреты самого Белова и известных писателей, связанных с ним творческими и дружескими узами. Автором портретов является заслуженный художник России Генрих Асафов.

Первым в серии выставок «Беловского круга Генриха Асафова» был презентован портрет самого Василия Ивановича, написанный художником в 1980 году.

Два этих имени – Василий Белов и Генрих Асафов – прочно связаны незримыми творческими узами и похожестью судеб. Оба – дети вологодской земли, харовской, как Белов, или усть-кубинской, как Асафов. Оба – дети ушедших на войну крестьян, правда, семье Асафова, в которую отец вернулся живым, повезло больше. Оба «вышли в люди» и получили хорошее академическое образование – Белов закончил Литинститут, Асафов – знаменитый Суриковский институт. Оба вернулись к истокам, посвятив жизнь и творчество «деревенскому космосу». И если Белов – «деревенщик» в литературе, то Асафов – «деревенщик» в изобразительном искусстве: каждый по-своему раскрывает волнующие их темы земли, крестьянского труда, народной души.

Книга «Лад», вышедшая у Белова в 1982 году, стала настольной книгой Асафова: крестьянский уклад, который описал Белов, был родным и знакомым художнику, и, читая «Лад», он по-новому открывал и осмысливал родное. Сам Василий Белов был для Асафова воплощением всего исконного, русского, настоящего – не зря образы крестьян на многих работах художника имеют прямое или косвенное сходство с писателем. Создавая образы мужиков на своих картинах – и ранних, и поздних, когда сформировался его собственный, «асафовский» стиль, – Асафов всегда подспудно имел в виду образ Василия Белова, говорил, что «всегда думал о нем, когда писал крестьян». Художник уверял, что может написать Белова с закрытыми глазами. Причем Асафов никогда не писал портреты с натуры – только по памяти. Распутина, к примеру, он очень долго разглядывал издалека во время его приезда на юбилей Белова. А персонажа своей работы «О земле», которая сейчас находится в собрании областной картинной галереи, художник «подсмотрел» на снимке в газете «Красный Север», где Белов стоит на фоне поля и трогает землю, а рядом с ним, и без того невысоким, стоит и вовсе крошечный мужичок.

Белов и Асафов были частью одного круга вологодской творческой интеллигенции последней трети ХХ века. «Культурная жизнь того периода в Вологде была совершенно особенная, – вспоминает искусствовед Наталия Серова, хорошо знавшая и Василий Белова, и Генриха Асафова. – Та культурная жизнь, которую определяли Белов и Асафов каждый в своей сфере. Вологодская писательская организация, которая была одной из лучших в России, и Вологодское отделение Союза художников – это были два сообщающихся творческих сосуда, которые очень тесно общались и дружили. На старый черно-белых фотографиях можно увидеть Владимира Корбакова, Николая Рубцова, Василия Белова и многих других – это был один круг. Они были друг другу интересны, испытывали потребность друг в друге, подпитывали творчество друг друга». Асафов говорил, что чрезвычайно сильное впечатление на него произвело мероприятие, посвященное 50-летию В.И. Белова, когда на Вологодчину приехал весь цвет русской литературной жизни того времени: Распутин, Крупин, Солоухин и многие другие. Портреты некоторых из них он рисовал по нескольку раз.

Портрет Василия Белова первым в череде писательских портретов Асафова выставлен в Музее-квартире Белова. На нем представлен ставший, пожалуй, классическим образ писателя: сосредоточенный строгий мыслитель со склоненной головой. «Не помню, кто первым нашел этот образ Белова, но он нравился многим художникам, – заметила на открытии выставки Наталия Серова. – Наверное, это не случайно, что многие и очень разные мастера пишут Белова именно так: наверное, это единственно правильный образ для писателя, который записал крестьянский апокалипсис – коллективизацию, предвидел печальное будущее деревни; человека, впитавшего в себя столько боли, столько горя, столько чужого несчастья. Асафов очень хорошо передал все это: тут узнается и персонально Белов, и одновременно он типизирован в качестве могучего русского художника слова».

Сам Генрих Асафов по состоянию здоровья в последние годы не присутствует на выставках. Портрет передавали Музею-квартире его родные – сын, художник и архитектор Александр Асафов и жена Мария Александровна. На открытии выставки Мария Асафова передала слова мужа тем, кто придет посмотреть на портрет классика деревенской прозы: «Скажи, пусть любят Белова. Пусть читают».

В проекте «Беловский круг Генриха Асафова» будет представлено 4 портрета: помимо самого Белова можно будет увидеть портреты Валентина Распутина, Николая Рубцова, Василия Шукшина. Куратор проекта, научный сотрудник Музея-квартиры Белова Эльвира Трикоз рассказала, как Генрих Асафов объяснял, почему он писал их: «Я их люблю. Мне их приятно писать. Они глубокие. У них своя судьба. Мыслили как никто. Они как бы большие дети».

Выставка дополнена рисунками и выдержками из публицистики и заметок Генриха Асафова. В рамках выставочного цикла искусствоведы и филологи прочитают несколько лекций, посвященных творчеству Генриха Асафова, «пересечениям судеб» художников и писателей Вологодчины, вкладу писателей-деревенщиков в русскую литературу.

Весь проект продлится до 20 сентября. Увидеть портрет Василия Белова кисти Генриха Асафова можно до 15 июня.

Елена Легчанова