12+

«Каждый наш спектакль как гипнотический сеанс»: пермский театр «У моста» показал в Вологде «Макбета» и «На дне»

Театр «У Моста» привез в Вологду два своих спектакля – «Макбет» и «На дне». Первый входит в конкурсную программу фестиваля и был показан на сцене Консисторского двора в Вологодском кремле. Древние стены стали не просто декорацией сценического действа – благодаря исторической атмосфере зрители прочувствовали трагизм происходящего и ощутили трепет от соприкосновения с темными глубинами человеческой души. Второй спектакль внеконкурсной программы был показан на сцене Театра для детей и молодежи и вызвал не меньший интерес фестивальной публики.

«Хорошо, что мы привезли в Вологду два спектакля: вологжане смогли увидеть, в чем же суть театра «У Моста», – размышляет художественный руководитель театра заслуженный артист России Сергей Федотов. – Все спектакли у нас разные, потому что я ставлю автора. Когда мы начинаем репетировать, мы пытаемся попасть в созданную им атмосферу: исследуем эпоху, костюмы, обязательно строим декорации. Я и режиссер, я и сценограф, и когда читаю пьесу, уже вижу сценографию. Мы никогда не ходим по сцене в пиджаках – сразу репетируем в костюмах и в декорациях. Для нашего театра это означает создать среду. Чтобы актеры, погрузившись в эту среду, сами попали под ее гипноз, а потом и зрителя втянули в это. Каждый наш спектакль как гипнотический сеанс или путешествие на машине времени».

Установка театра на максимальное правдоподобие работает даже при постановке драмы, наполненной мистикой: в конкурсной программе фестиваля театр показал шекспировского «Макбета». Эффект несомненен: сцены с ведьмами, предрекшими Макбету его судьбу, по-настоящему жуткие, лязг мечей и крики солдат в сценах сражений заставляют втянуть голову в плечи. В постоянном напряжении держат зрителей и те эпизоды, в которых видна внутренняя борьба Макбета (Андрей Воробьев). Жажда власти, обещанной в пророчестве, настолько затмила его разум, что он не сразу осознал, в какую бездну потянет его первое преступление. Убив короля Дункана, он вдруг понимает, что это лишь первый его шаг на кровавом пути. Распаляя себя, чтобы решиться на новые убийства, Макбет слабеет, его уверенность в своем праве творить зло колеблется. Не выдерживает груза собственного злодейства и жена Макбета (Виктория Проскурина), толкнувшая его на предательство и душегубство. Напряженное ожидание неминуемой расплаты за содеянное опровергает мысль о том, что сильному позволено всё – Макбет оказывается в западне, куда загнала его собственная вера в пророчество, в итоге сбывшееся сполна.

Совершенно иначе идея мистического театра преломляется в трагикомедии «На дне» по хрестоматийно известной одноименной пьесе Горького. В начале каждого действия «из ниоткуда» – кажется, что в ночлежке включилось какое-то фантастическое радио – звучит голос самого писателя, который словно хочет напутствовать зрителей и актеров. Предельно натуралистичная сценография спектакля не случайно поражает правдоподобием: на сцене воссоздана копия декораций Виктора Симова к спектаклю «На дне», поставленному на сцене Московского художественного театра в 1902 году. Для ее создания использованы действительно старые вещи и материалы (в дело пошел даже старый забор, который разбирали рабочие неподалеку от театра), а атмосферу ночлежки помогают создать запахи – водки, лука, незатейливой пищи, и режиссер посетовал, что они, к сожалению, растворились в большом зале вологодского ТЮЗа. Мистичность этого спектакля, по словам Сергея Федотова, совсем другая: «В первом действии перед зрителем постепенно разворачивается очень реалистично, подробно показанная жизнь, а во втором действии декораций становится намного меньше. Происходит переход в другое, небытовое пространство, где привычные предметы исчезают и персонажи начинают разговаривать с Богом. Этот переход и есть мистика в данном случае».

Каждый из персонажей спектакля по-своему выразителен, но центральными фигурами являются два героя-антипода – Лука (Сергей Мельников) и Сатин (Владимир Ильин). Они не полемизируют в открытую, но их подход к жизни, выстраданное годами понимание человека показывают совершенно противоположные мировоззрения. Что правильнее – вселить в страдальца несбыточную надежду или заставить его прямо взглянуть в глаза судьбе? Однозначного ответа на этот вопрос нет и не может быть, и когда Лука выбирает милосердие, а Сатин – честность, поневоле соглашаешься и с тем, и с другим. И если первое действие убеждает в правоте Луки, под обаяние которого попадают все обитатели ночлежки, то второе жестоко разрушает обретенные иллюзии. Сатин, произнося свой гимн во славу человека, не ждет торжества справедливости, но верит в то, что человек мыслящий и страдающий достоин гордиться своей человеческой природой.

Пермский театр «У Моста» основан Сергеем Федотовым в 1988 году и в октябре этого года отмечает 30-летие. За это время театр накопил огромный репертуар, работая в традициях русского психологического театра. «Я, еще учась в институте, думал о том, как создать свой театр, не похожий ни на какие другие, – рассказывает Сергей Федотов. – Очень любил спектакли Анатолия Эфроса, бывал у него на репетициях. Другой чрезвычайно интересный мне режиссер – Эймунтас Някрошюс. У Эфроса – поэтическая стилистика и одновременно очень подробный психологический рисунок, у Някрошюса – метафоричность, странность. Кроме того, я много лет веду мастер-классы по системе Михаила Чехова, сутью которой является достоверность актерской игры. В результате сочетания подобных подходов и сформировался наш театр». За годы существования театр «У Моста» принял участие в 169 театральных фестивалях, в 200 гастролях и 5 зарубежных турне. В Вологде театр побывал впервые. По словам Сергея Федотова, наш город – город по-настоящему театральный: это видно по реакции публики, по заполненности залов и по тому, что город живет фестивалем. И хотя знаменитого «резного палисада», о котором поется в известной песне, артисты в Вологде не нашли, они нашли здесь другое – искренний интерес и благодарность зрителей.

Светлана Гришина