12+

«Друг у меня только один – Василий Белов». Музей-квартира Василия Белова и cultinfo.ru представляют проект «Беловский круг»

Новый совместный проект Музея-квартиры Василия Белова и портала cultinfo.ru «Беловский круг» посвящен людям, тесно связанным с писателем. В фондах музея хранится множество предметов и книг, так или иначе напоминающих о том круге общения, в котором формировался и существовал гений Василия Белова. Этим людям – писателям, музыкантам, общественным деятелям – и будут адресованы материалы проекта.

Первый публикуемый в рамках проекта «Беловский круг» текст и связанные с ним документы посвящен Николаю Рубцову – близкому другу Василия Белова. В 1971 году в этот день, 19 января, трагически оборвалась жизнь поэта. О том, какие взаимоотношения связывали писателя и поэта, узнаем благодаря материалам, хранящимся в музее.

Из воспоминаний подруги Николая Рубцова Нинели Старичковой известно, что поэт самым близким другом считал Василия Белова: «“Я всех называю – друг, друг... А друг у меня только один – Василий Иванович Белов”. И еще говорил поэт о том, что встречаться и разговаривать можно со многими людьми, но понять друг друга могут только те, кто находится на одинаковой душевной волне. Видимо, это роднило его с Беловым».

Многое роднило этих мастеров слова – и вологодская писательская школа, и дружба с Яшиным и его семьей, и московский литинститут, и общие друзья, и любовь к родине и слову. Белов сразу признал в Рубцове большого поэта и на протяжении долгих лет упоминал его в своих текстах. В одном позднем неопубликованном рассказе Василий Иванович написал: «Провиденье допустило меня к знакомству и даже дружбе с такими людьми, которые для меня остались живыми будучи покойниками…. Господь разрешает мне перечислить этих людей. Всех ли их назвать или не всех? Назову пока хотя бы не всех, например, из среды писательской: Александр Яшин, Федор Абрамов, Владимир Солоухин, Евгений Носов, Николай Рубцов, Василий Шукшин…»

Василий Иванович написал и опубликовал книги воспоминаний о двух близких друзьях – Шукшине и Гаврилине. О Рубцове не написал, но о нем упоминает в этих книгах. Без него не складывался беловский рассказ о рано осиротевших и талантливых товарищах.

О нем вспоминал, читая книги… Об этом можно судить по его записи в книге Лосева «Эстетика Возрождения» (Москва, «Мысль», 1978), в которой 2 сентября 2001 года под балладой Вийона сделана запись: «Теперь ясно за что любил Вийона покойный Рубцов». Из текста:

От жажды умираю над ручьём.
Смеюсь сквозь слёзы и тружусь, играя.
Куда бы ни пошёл, везде мой дом,
Чужбина мне – страна моя родная.
Я знаю всё, я ничего не знаю.

О дружбе Белова и Рубцова вспоминает Ольга Сергеевна Белова: «Их общение было продолжительным и тесным… Коля ходил к нам часто, и я помню все наши беседы (о стихах, о статьях, о творческом раскрытии). Иногда постучится в дверь, звонка у нас еще не было, я открываю… Вася спать лег… Коля говорит на пороге: «Ладно, пусть Вася спит, не буди, давай посидим на кухне, ты мне чаю налей…»

Он такой был далекий от быта. Не знал, что и где купить. Ко мне обращался. До получения квартиры часто жил в общежитиях и тогда мне рассказывал: «Странные люди там живут, просыпаются и ничего не говорят друг другу!...»

Он дарил нам свои небольшие сборнички, мы их читали и восторгались».

В коллекции Музея-квартиры В. И. Белова хранятся прижизненные сборники Н. М. Рубцова, о которых вспоминает Ольга Белова: «Лирика» (1965), «Звезда полей» (1967), «Душа хранит» (1969), «Сосен шум» (1970)… Сборники зачитанные, в закладках, с истертыми обложками и страницами.

К Василию Ивановичу исследователи творчества и жизни Рубцова обращались за советом. Например, сохранились в музейных книгах письма и записи Майи Андреевны Полётовой, которая спрашивала, как писать о малоизвестных фактах из жизни Рубцова корректно. Она же впервые в 2003 году отправила Белову копию автографа Рубцова: «Прочитал «Привычное дело». Очень радостно. Спасибо. Будь здоров ради Бога. Рубцов». Размышляя: «Я долго думала, посылать ли копию автографа Рубцова, попавшую мне в музей неделю тому назад и имевшую прямое отношение к Вам. Не разволнуетесь ли Вы, прочитав эту замечательную записку?»

Ему в Вологду композитор и юрист Александр Лобзов привозил ноты своих романсов, написанных на стихи Николая Рубцова, исполнял в квартире писателя. Напомним, его известный «рубцовский цикл» состоит из 35 романсов. В 1986-м он исполнял их Белову вместе с фрагментами оперы «Бессмертный Кощей», написанную по одноименной пьесе-сказке Василия Ивановича.

Эльвира Трикоз, Музей-квартира В. Белова