12+

Проект «Архив 100х100»: 101 год назад в Вологде была провозглашена советская власть

26 января 1918 года спустя три месяца после Октябрьского переворота в Вологде была провозглашена советская власть.

В газете «Известия Вологодского Совета рабочих и солдатских депутатов» № 46 вышло обращение Вологодского объединенного исполнительного комитета к населению Вологодской губернии, в котором говорилось, что «отныне вся власть в губернии сосредотачивается в руках Объединенного комитета, который с этого момента является единственным органом верховного управления губернией. Население губернии приглашается спокойно продолжать свою работу, оказывая всяческое содействие представителям новой, народной власти, памятуя, что лишь тесное сотрудничество с ними способно обеспечить населению возможность успешной борьбы с тяжелыми условиями настоящего времени».

Соответствующий документ – «Обращение Вологодского объединенного исполнительного комитета к населению Вологодской губернии. Газета «Известия Вологодского Совета рабочих и солдатских депутатов» № 46 от 26 января 1918 г.» – хранится в Государственном архиве Вологодской области.

До июня 1918 года в Вологде параллельно существовала Вологодская городская дума и Совет. Двоевластие было ликвидировано после приезда в город комиссара советской ревизии М. С. Кедрова.

Писатель Варлам Шаламов так вспоминал о деятельности Кедрова в Вологде: «Я много раз думал – почему в Вологде, таком традиционном свободолюбивом городе, не было ни одного восстания, ни одного мятежа против новой власти. Ведь нет городов, где бы не поднимался мятеж. Вологда – исключение. Это имеет свое объяснение. Объяснение это в жестоком терроре, осадном положении, в котором город находился, в видах предварительной цензуры, что ли. Человеком, возглавившим и организовавшим этот террор, был Кедров, командующий Северным фронтом, председатель известной «Ревизии»... Именно Кедрову принадлежит идея регулярных обысков, облав, проверок... В 1918 году в Вологде аресты шли день и ночь... Конечно, я видел знаменитый вагон Кедрова, стоявший на запасном пути у вокзала, где Кедров творил суд и расправу. Я не видел лично расстрелов, сам в кедровских подвалах не сидел. Но весь город дышал тяжело. Его горло было сдавлено».