12+

Как далеко слышен рок-н-ролл в якутской тайге?.. В «Доме дяди Гиляя» вспоминали 50-е

Вечеринкой а-ля 50-е «Дом дяди Гиляя» открыл новый творческий сезон. Случилось это 11 октября, и это была не просто пятница: в 2012 году ООН провозгласила этот день Международным днем девочек. Вообще-то это серьезная дата, учрежденная для того, чтобы обратить внимание на социальные проблемы, с которыми сталкиваются во многих странах дети женского пола, но ведь и праздник 8 марта был когда-то политической акцией. Не секрет и то, что именно женщины составляют большинство посетителей культурных мероприятий – почему бы и на этот немного грустный факт не посмотреть с «праздничной» стороны?

Идею костюмированной вечеринки предложила экскурсовод Альбина Сберегаева, и руководство резиденции в лице Елены Волковой, председателя Вологодского отделения Союза российских писателей, ее одобрило. На призыв поделиться на время раритетными вещицами, которые могли бы напомнить об атмосфере 50-х и 60-х, откликнулись многие вологжанки: зал «Дома дяди Гиляя» украсила импровизированная выставка предметов гардероба тогдашних модниц, вещей, украшавших скромный быт советского человека, и ламповый проигрыватель-радиола (такие агрегаты назывались комбайнами). Гостьи тоже нарядились как могли, по крайней мере, туфли с белыми носочками были почти у всех – и это на самом деле было весело.

«Что такое 50-е годы? – размышляет Татьяна Касьяненко, заведующая музеем «Мир забытых вещей». – Конец 40-х был трудным временем. Только что отгремела война. Хлеб по талонам, носили то, что было, перешивая старое, и о моде, конечно, не думали. Но наступили 50-е, захотелось уюта, тепла и женственности. Очень модно стало вышивать – денег не было, но вышивали все, и интерьер дома украсили дорожки с васильками, ромашками и маками. Мебель стояла какая придется, но для нее шили белые чехлы, и всё выглядело нарядно и празднично. И, конечно, изменилась одежда. В магазинах купить было нечего и не на что, но у всех были швейные машинки, все умели шить, и из простого ситца бабушки (мамам было некогда) шили своим внучкам платьица фасона «Татьянка»: с рукавом-фонариком, юбкой-солнце и обязательной нижней юбкой с кружевной оборкой». 60-е, как рассказывает Татьяна Касьяненко, связаны с открытием Дома мод, появлением модных журналов с выкройками моделей «как в Европе», с именами Вячеслава Зайцева и знаменитой манекенщицы Регины Збарской, которая, по одной из версий, родилась в Вологде.

«Почему из нашей жизни ушли эти вещи? – сокрушается гостья «Дома дяди Гиляя», примеряя витажную шляпку с перьями. – Надеваешь ее – и ты совсем другая, тебе хочется быть мягче. А посмотрите, какая сумочка: туда почти ничего и не положить, но зато в нее встроено большое зеркало – и это всё, что должно быть с собой у женщины».

Через курсы кройки и шитья и в 50-х, и позже проходили почти все женщины, ведь купить готовую одежду тогда было очень трудно, а одеваться модно всем хотелось. Отношение к моде было трепетным, но и тут не обходилось без «политических разногласий» – об этом живо и занимательно пишет Татьяна Андреева в книге «Своим чередом»: «Что делалось у нас с появлением плаща-болоньи! Носили их только те, кому удавалось это счастье «достать», но в нашей семье это считалось позорным. Мама – коммунистка, учитель истории, а потом и директор школы – была убеждена, что это недостойное занятие для советского человека, тем более для школьницы. Но мне зависть была чужда – я радовалась за тех подруг, у кого такие плащи были».

Конечно, раритетный комбайн на вечеринке тоже пустили в дело: поставили на нем пластинку со скромной надписью: вокально-инструментальный ансамбль, Англия – так по непонятной логике советского времени производители решили назвать легендарных «Битлз». Примерно такой же проигрыватель с такими же пластинками был тогда в доме родителей Сергея Фаустова. «Рассказывая о 50-х и 60-х годах, я могу говорить о самом себе как об экспонате, – говорит литературный критик. – Я родился в Вологде, но отцу-агроному предложили должность министра сельского хозяйства в Якутии. У меня было много приятелей, чьи старшие братья и сестры учились в Москве и Ленинграде и, приезжая на каникулы, привозили разные столичные новинки. Именно тогда я впервые услышал слово рок-н-ролл – сначала подумал, что это какая-то игра с мячом. Потом, оставаясь одни, мы искали на приемнике «Голос Америки» и по нему находили «нашу» музыку. Звучал он громко, и мы даже уходили в лес, чтобы проверить, как далеко слышен рок-н-ролл в якутской тайге – оказалось, далеко».

А в «Доме дяди Гиляя» в этот вечер звучали песни в исполнении Владимира Сергеева: он подобрал такой репертуар, чтобы многочисленные слушательницы и немногие слушатели с ностальгией вспомнили юность и молодость – кто свою, а кто своих родителей, а также старую добрую традицию пения хором. Интерьер литературной резиденции украсили батики Татьяны Шмелёвой – открытие выставки совместили с вечеринкой. «Будет замечательно, если такие встречи в «Доме дяди Гиляя» станут регулярными», – надеется Татьяна Касьяненко и вместе с ней все гости литературной резиденции.

Светлана Гришина