12+

«Она у меня такая женщина, каких не на всяком меридиане земного шара найдешь». К 100-летию Марии Астафьевой-Корякиной, супруги Виктора Астафьева

1 мая – день рождения Виктора Петровича Астафьева, а 2020 год – юбилейный, год 100-летия со дня рождения Марии Семёновны Астафьевой-Корякиной, жены писателя, с которой он познакомился в год окончания Великой Отечественной войны и прожил до последних своих дней. В проекте «Беловский круг» мы хотим рассказать о Марии Астафьевой-Корякиной и о вологодском периоде в жизни супругов.

Слово о супругах Астафьевых 

Мария Семёновна была старше своего мужа на 4 года. Оба прошли войну и познакомились именно на войне. Прожили в браке 57 лет. Вологодский период семьи Астафьевых длился 11 лет (1969–1980 гг.). Это период был очень плодотворным для Виктора Петровича, и этому способствовало многое: творческое вологодское окружение, близость Москвы и Петербурга, знакомство с «киношниками», благодаря которым литературные произведения попали на киноэкраны, помощь местных властей. И, конечно, ежедневная поддержка жены, которая во время нескольких вологодских переездов Астафьевых не только вела быт, но и была личным секретарем Виктора Петровича, занималась его рукописями, отвечала на многочисленные письма, была его советчиком во многих вопросах.

Если б не было такого человека рядом с писателем, творческий сценарий жизни Виктора Астафьева пошел бы по-другому. Это подтверждает и признание Виктора Петровича: «…Она у меня такая женщина, каких не на всяком меридиане земного шара найдешь. Редкостного ума, такта, душевности, и готова за меня голову свою отдать и сердце вынуть, если надо. Это не красивые слова, а правда…».

В этот период и Мария Семёновна, всегда оценивавшая свои литературные труды скромно, начала плодотворно писать. В 1970-е ею были написаны книги «Анфиса» (1974) и «Сколько лет, сколько зим» (1981). Именно здесь, в Вологде, Мария Астафьева-Корякина была принята в Союз писателей СССР.

Мария Семёновна глазами Виктора Коротаева: не козырная дама

У Виктора Коротаева есть известная повесть «Козырная дама» (о гибели Николая Рубцова), и оба супруга попали на страницы этой книги. Мария Семёновна послужила прототипом Ангелины Ивановны – жены писателя Алексея Петровича Решетова.

В повести яркими художественными мазками выписан портрет жены писателя: «маленькая проворная женщина», «была… ярким образцом гостеприимной хозяйки», «по первому зову или клику являлась перед очи», «никогда вслух не перечила», «незаметно управляла стихийными порывами увлекающегося» мужа, «нервничать… не позволяла, жалела его контузии и ранения, поэтому, не вступая в бой, откатывала свои орудия на запасные позиции»…

Она осознавала, что «выжить, вырастить детей… возможно лишь в полном семейном согласии, в непременном мужском единоначалии». «Особо не мучась самой зависимостью – в силу природной мягкости и сговорчивости… всё же внутренне взбрыкивала, словно норовистая молодая козочка, и в разговорах с близкими подругами порою слишком глубоко вздыхала, не объясняя, впрочем, напрямую причин своего стесненного состояния. В тайне она ждала, что наступит день, и она вернет утраченную волю, и у нее были такие моменты во время тяжелых мужниных болезней и недомоганий. Тогда она ощущала полноту собственной власти над ним, он беспрекословно подчинялся ее диктату, выполняя любое требование. Но в сердце ее, как на грех, просыпалась врожденная жалость, а это плохая помощница затаенному эгоизму».

В повести муж о своей жене говорит: «Да она у меня, как портсигар, без которого ни шагу. Я ее в карман посажу, и мы в любом купе или одноместном номере поместимся». Далее читаем про то, что Алексей Петрович доверял ее практичности и деловитости в семье, «он легко и даже охотно передавал на какое-то время руль – чаше всего в поездках – в эти цепкие работящие руки, предаваясь размягченному созерцанию». Такой семейный портрет супругов воссоздан Виктором Коротаевым. И в этих характеристиках видны вологодские штрихи жизни Астафьевых – «ежедневное ведение разрастающегося хозяйства».

Первая вологодская квартира Астафьевых

Устав от жизни в Перми, в конце 1960-х Астафьев решил переехать в Вологду. Переезд состоялся только в начале 1969 года. Известно, что писателя и его семью встречали на перроне все вологодские писатели. Как пишет биограф: «Первая квартира, в которой поселили Астафьевых, была удобная, в хорошем доме и месте, но она была предоставлена им временно — до завершения строительства нового дома. Конечно, жить, не распаковывая баулы, не очень-то удобно и в хорошей квартире. Поэтому Виктор Петрович отправился назад в Быковку — обрести утраченный творческий настрой, а Мария Семёновна осталась на хозяйстве».

Первая квартира Астафьевых находилась на ул. Козленской, 94, неподалеку от квартиры Николая Рубцова. В ней уже на протяжении 50 лет живет семья Фоминых-Веретновых, которая въехала туда сразу после переезда Астафьевых на другое жилье. 

Вот что запомнилось Ольге Анисимовне Веретновой, живущей там уже полвека: «В 1969 году мы переезжали, смотрели квартиры… Поднялись на второй этаж. Нам открыла жена писателя Мария Семёновна. Виктор Петрович тогда был дома, но не вмешивался, всё обсуждали с его женой. Мы зашли. Маленький коридорчик, большая комната. Вот что мне бросилось в глаза – у них в гостиной лежала шкура белого медведя на полу и стояли два кресла. Вся стена в одной комнате у них была в книжных стеллажах, стоял старый стол, стул, на нем пишущая машинка. Астафьев тогда с семьей переезжал. Жил он в квартире год – на протяжении 1969-го. По соседству с Николаем Рубцовым, который к нему часто приходил. Есть даже в книгах опубликованные фотографии, сделанные в этой квартире. Дом был новый, только построен. До него в квартире никто не жил»...

В этой квартире всё детство и юность провела Юлия Веретнова – искусствовед, известный музейный специалист, ныне руководитель Литературного музея Пушкинского Дома (Санкт-Петербург). Ей от прежнего жильца достались стол и скамеечка.

Юлия Вячеславовна вспоминает: «Отчетливо помню деревянный темно-зеленого цвета стол. Его заменили на новый, настоящий письменный из знаменитого в то время в Вологде магазина «Мебель», когда я пошла в первый класс. А вот скамеечка, на которую я ставила ноги, сидя за столом и не доставая до пола, осталась».

Размышляя о семье Астафьевых, Юлия Веретнова отмечает: «Во всех квартирах, в которых жил писатель Виктор Астафьев, хозяйничала Мария Семёновна. Знаем, что не только весь быт был на ней, но и часть писательской работы… Как жена Достоевского. Своим литературным творчеством она занималась «по остаточному принципу», однако смогла здесь раскрыться как автор текстов малых прозаических жанров... И писательская машинка, которая тогда стояла на столе, была преимущественно ее инструментом, получается…»

Первая астафьевская квартира находилась неподалеку от центра города. Всё было рядом. Особенно нравилось Марии Семёновне то, что в шаговой доступности была кулинария. Она вспоминала: «Хорошо, что через дом располагалась кулинария. Там можно было взять свежие, пышные шаньги, причем, на любой вкус: со сметаной, с яйцом, с творогом. Поражало и обилие свежей рыбы. Я уж не говорю о чудном снетке — вяленой, замечательной на вкус рыбке, ее в Вологде в ту пору ели походя, вместо семечек. Всё это очень выручало…»

«Исконно русская вологодская земля» пришлась Астафьеву по душе. В письме 1969 года он пишет литературному критику, театроведу, прозаику Александру Борщаговскому: «Вот и выбрал я старинную Вологду, где есть друзья и ещё пахнет Русью, близкой моему сердцу… Дали мне такую же точно квартиру, как в Перми, только получше построенную, на три метра поменьше, да это пустяки. Встретили меня хорошо и власти, и писатели».

Спустя год семья писателя переехала в благоустроенную четырехкомнатную квартиру на ул. Ленинградская, 26. Там установлена памятная доска: «В этом доме в 1971–1980 гг. жил выдающийся русский писатель Виктор Петрович Астафьев». С 1981 года семья Астафьевых жила в Красноярске.

О Марии Семёновне

Непросто сложилась жизнь супругов Астафьевых. Достаточно полистать биографии мужа и жены, чтоб в этом убедиться. Но, несмотря на серьезные размолвки и расставания, Виктор Петрович всё равно возвращался к Марии Семёновне – сильной, щедрой женщине, имя которой уже вписано в историческую летопись нашего Отечества, в которой она не только жена известного русского писателя В.П. Астафьева и мать его детей, но и фронтовая медсестра, радиожурналист, писатель, редактор, домохозяйка, хранитель наследия писателя, бабушка…

Книги Марии Семёновны запечатлели ее воспоминания о прожитой жизни, которая выпала на долю ее родных и близких. Произведения ее просты, не случайно писатель Валентин Курбатов отозвался о них так: «…Мария Семёновна пишет так чудно просто и естественно, и ее мир так по-русски обыкновенен, что всяк слышит сквозь текст свое сердце  и не ищет посредников…».

Эльвира Трикоз, Музей-квартира В.И. Белова