12+

«Письма в Череповец» из блокадного Ленинграда показывает Музей военной техники

В выставочном зале череповецкого Музея военной техники накануне открылась экспозиция «Письма в Череповец», посвященная блокадному Ленинграду. Ее первыми посетителями стали блокадники и юнармейцы.

«Мы жили в пригороде, когда началась война. Как-то пошли гулять, а военный нас остановил, сказал бежать домой, немцы уже в Федоровском. Мать нас в охапку и семейный альбом еще взяла. Так, в чем были, и уехали в Ленинград, – вспоминает Виктор Яковлев. – Помню, бежали в бомбоубежище, это была зима. Перед нами разорвался снаряд, нас откинуло в снег, а впереди бежал парень молодой, мальчик, можно сказать. Его убило. А мы перестали бегать в бомбоубежище. Как обстрел или бомбежка – сидели на кровати, мать закрывала нас ватным одеялом. Думали, убьет – так всех на раз».

Страшные картины из блокадного детства на всю жизнь остались в памяти Евгения Пикова: «Пошли с мамой в булочную на углу. Вдруг раздается треск, грохот, все падают, всё летит. Выбегаем на улицу, а в 10 метрах от нас дома нет. Оказывается, бомба попала в дом. Я увидел, что на каком-то этаже на уцелевшем квадратном метре стояла женщина и кричала, звала своего сына».

В героическую «биографию» Ленинграда вплетены судьбы тысяч людей. Среди них был и Александр Капурин, токарь завода им. Матвеева Всесоюзного автогенного треста. Капурины сначала жили в Череповце, а в 30-х переехали в Ленинград. Когда в 1941 году Александр Николаевич провожал жену Серафиму Ивановну и сына Мишу на отдых в родной город (это было перед самым началом войны), никто из них не знал, что больше они никогда не встретятся. И в письмах, отправленных из Ленинграда в Череповец, несмотря ни на что, не было сомнений, что всё закончится, что они снова будут вместе – надежды, которым не суждено было сбыться. Послания к дорогим Симе и Мише – хроника тревог и переживаний, тяжелых дней и страшных испытаний:

«...в Ленинграде пробудился дух патриотизма, люди горят ненавистью к фашистам, люди верят в победу, и я это видел хотя бы по митингу на нашем заводе, что фашизм будет стерт с лица земли...» (24 июня 1941 года).

«Живу по-старому, работаю так, что никогда так не работал, душно, жарко и тяжело летом работать, пишите, у вас время больше. Ваш папка» (31 июля 1941 года)

«...Живу по-старому, но только спать холодно, и в квартире живу один, т.к. дом и квартира разбиты бомбой, пишите, всего хорошего, целую. Шура и папа» (17 октября 1941 года)

«...жив, невредим, шлю привет. Лежу в больнице им. Урицкого ... На днях напишу. Шура, папа» (27 декабря 1941 года).

Через несколько дней, 4 января 1942 года, Александр Капурин умер, так и не встретившись с родными. Через много лет семейный архив в музей передал внук Александра Николаевича, и сегодня мы читаем эту историю одной из тысяч блокадных семей, ставшую отражением трагедии страны и прекрасного города, дома́, улицы и набережные которого война сделала декорациями страшных событий. Эти письма – напоминание о темных и жестоких временах, о хрупкости мира и человеческой жизни.

Выставка к 77-летию снятия блокады Ленинграда будет работать до 1 октября. Запись на посещение экспозиции ведется по телефону +7 (8202) 55-33-55. Адрес: ул. Протоиерея Георгия Трубицына, 1.

Сюжет телеканала 35ТВ о выставке:

Череповецкое музейное объединение