12+

Жена первого переводчика Варлама Шаламова в США прочитала студентам ВоГУ открытую лекцию о русских писателях в Америке

Вдова Джона Глэда, первого переводчика и исследователя работ Варлама Шаламова в США, Лариса Глэд встретилась со студентами Вологодского госуниверситета, чтобы рассказать о переводах своего мужа, которые открыли американцам стихи и произведения многих русских писателей.

Девушка из Самары и сын хорватских эмигрантов познакомились в МГУ. Оба учились на переводчиков. «Однажды я зашла в кафетерий и заметила там стоящую в растерянности девушку. Она не знала, какое блюдо выбрать на обед. Я ей подсказала. Студентка оказалась американкой, мы разговорились, и Сьюзен пригласила меня на Хэллоуин. Когда я пришла на вечеринку, она подвела меня к столу, возле которого стоял высокий молодой человек, и сказала на ломанном русском: “Лара, это Джон, он очень хороший человек”, – вспоминает Лариса Глэд. – И Джон заговорил со мной. Без акцента. Я подумала, что этот человек из органов, который должен за всеми следить, и лучше с ним не связываться… Затем нас снова соединила Сьюзен, у которой Джон после той вечеринки часто спрашивал обо мне».

Стать семьей они смогли только через десять лет, спустя множество попыток Джона добиться разрешения на выезд из Советского Союза его любимой женщины.

«Чистый русский» Джона Глэда стал его визитной карточкой как переводчика. Он начал изучать русский после того, как Советский Союз запустил в космос первый спутник. Американцы тогда не на шутку испугались. В университетах США стали повсеместно вводиться курсы по изучению русского языка, где его и стал осваивать будущий переводчик. Кроме того, около двух лет Джон Глэд прожил в семье прапорщика из царской России, что также отразилось на его лексике. К примеру, вместо утвердительного «да» он всегда говорил: «Так точно!».

Глэд дружил с Василием Аксеновым, Сергеем Довлатовым, Владимиром Войновичем… Первым интервью, которое Джон записал с представителями русской интеллигенции в Америке, стала беседа с Иосифом Бродским. Они встретились в кафе неподалеку от университета, где преподавал Бродский, чтобы поговорить о русской литературе.

Во время разговора Бродский курил одну сигарету за другой и хватался за сердце. Лариса Глэд, которая также была участником беседы, затем сказала мужу: «Тебе нужно сделать с Бродским интервью. Мне кажется, он долго не проживет». Так появился новый цикл – «Беседы в изгнании».

Джон Глэд прекрасно говорил по-русски, любил Россию и ее культуру. Благодаря его усилиям широкому кругу читателей в Америке стало известно имя Варлама Шаламова.

«Рассказы Шаламова начали печатать в «Новом журнале». Их прочитал Джон, работы писателя произвели на него неизгладимое впечатление. Джон начал переводить его рассказы и предлагать для печати издательствам», – вспоминает вдова Глэда.

«Варлам Шаламов – человек-художник с огромным талантом и трагической судьбой. Его рассказы были главным документом времени», – написал Джон Глэд в аннотации к первой переведенной книге рассказов вологодского писателя.

К слову, Джон Глэд был единственным переводчиком, который попытался разыскать Варлама Тихоновича, чтобы расплатиться за право на издательство его трудов, которые печатались большими тиражами за рубежом.

За переводы рассказов Шаламова Джон Глэд получил престижную литературную премию – National Book Award.

Юлия Милавина, ВоГУ