12+

Сокровищницу вологодских народных росписей пополнят росписи Леденгского края

Вологодский край отличается многообразием росписей по дереву. В каждой местности сложились свои приемы, техника, своеобразный язык росписи. Сегодня вологодских росписей насчитывается около 20 видов. Наиболее известные среди них – глубоковская, гаютинская, шекснинская золочёнка, кич-городецкая, харовская, тотемская, верховажская, великоустюгская, уфтюгская. Их любят современные мастера, ими украшают сувениры, мебель и интерьеры.

Всё это многообразие и тот сам факт того, что мы различаем эти росписи, – во многом заслуга исследователей, которые собирали предметы народного быта в экспедициях, изучали их в фондах музеев, и мастеров, которые могут «прочитать» узоры на старинных сундуках и прялках, понять логику той или иной росписи и воспроизвести ее, оставаясь максимально близко к традиции.

«На карте любого края нет такого места, где бы не работали талантливые мастера, но есть белые пятна – неизученные территории, – говорит заслуженный работник культуры России Ангелина Глебова, много лет возглавлявшая художественный отдел Вологодского государственного музея-заповедника и созданную при нем в 1980 году студию «Вологодские росписи». – Если брать народные росписи, то на Вологодчине таким белым пятном до недавнего времени был Бабушкинский район. Между тем росписи здесь были распространены не меньше, чем в других местах, и в фондах Бабушкинского музея хранятся этнографические предметы, расписанные в оригинальной манере».

Реконструкция сюжетов леденгской росписи. Фото авторов проекта Прялки из фондов Тотемского музейного объединения. Реконструкция элемента леденгской росписи. Фото авторов проекта Прялки в стиле костромской росписи. Фото авторов проекта Прялки мастеров Ерегина и Осетрова. Фото авторов проекта Прялки из фондов Бабушкинского районного краеведческого музея. Фото авторов проекта

С просьбой заняться восстановлением местных росписей к вологодским музейщикам и мастерам студии обратилась директор Бабушкинского районного исторического музея, народный мастер России Елена Сысоева. В ответ на ее просьбу команда, в которую вошли преподаватели студии «Вологодские росписи» народный мастер России Ольга Гладышева и художник Вера Добрынинская, мастер народных художественных промыслов Вологодской области Марина Кулакова и научный руководитель группы Ангелина Глебова, отправилась изучать фонды музеев в селе им. Бабушкина, Тотьме и Вологде.

Первая проблема, с которой столкнулись исследователи, связана с историей самого Бабушкинского района: прежде всего, нужно было определиться, росписи каких территорий считать местными и как их назвать. Изначально Леденгский район Вологодского округа Северного края был образован в 1929 году из части прежнего Тотемского уезда Вологодской губернии. В 1941 году село Леденгское, названное по «имени» реки Леденьги, было переименовано в честь уроженца села революционера Ивана Бабушкина, и район получил свое нынешнее название. Последний раз границы района менялись в 2006 году: в его состав вошли поселки Ида и Кордон Грязовецкого района и поселок Илезка Нюксенского района. Для общего названия росписей этой территории решено было выбрать старое название района – так возникло наименование «леденгские росписи».

«Сложность заключалась еще и в том, что бытовых предметов с леденгскими росписями сохранилось очень немного, – замечает Ангелина Глебова. – В основном это прялки. Буквально пара десятков в фондах Тотемского музейного объединения, столько же в Бабушкинском музее и порядка полутора десятков в Вологодском музее-заповеднике. Кроме того, в экспедиционных материалах зачастую мало что указано – предметы у местного населения собирали, не фиксируя, откуда они взяты, кто мастер. Просто «прялка с росписью», номер такой-то – и всё. Пришлось поднимать этнографические и искусствоведческие исследования, привлекать материалы коллег из Костромского музея и сотрудников центральных музеев, которые в свое время обследовали Великоустюгский, Никольский и Тотемский уезды».

По итогам изучения музейных коллекций было вычленено пять направлений леденгской росписи. Традиционной для края можно считать живописно-графическую роспись, главным элементом которой является цветущее прямоствольное древо с расположенной в центре стебля крупной цветочной розеткой и симметрично отходящими в стороны веточками с более мелкими розетками. Внизу лопастки прялок помещали горизонтальные цветные полосы с декоративными поднизями. Эта роспись была распространена в южной части современного Бабушкинского района (нынешние Юркинское и Фетининское сельские поселения), а одним из опытных местных мастеров являлся Константин Ерегин.

На севере и северо-западе территории (современные Демьяновское, Тимановское и Косиковское сельские поселения) была распространена другая графическая роспись. Основной ее узор – тонко написанные миниатюрные расцветшие веточки-древа. Такое деревце располагали обычно в низу лопастки прялки (широкой и плоской верхней части прялки, на которую крепилась кудель – прим. авт.), подбирая фон глубоких насыщенных тонов. По орнаменту и цветовой гамме эта роспись перекликается с тотемскими, бабушкинскими и кич-городецкими вышивками шелком. Некоторые из этих работ подписаны, а самым известным мастером этого направления был В.В. Пятовский. Сотрудники Бабушкинского музея займутся архивными поисками, чтобы установить имена других мастеров.

В этой же части Леденгского края (современных Косиковском, Тимановском и Демьяновском сельских поселениях) бытовала лаконичная графическая роспись белой краской на синем фоне, главный элемент которой представляют собой примитивные схематичные изображения… самоваров. Их не сразу удалось опознать: в описаниях таких предметов в фондах ТМО этот узор носит название «жук». «Но семантика этого орнамента позволяет утверждать, что это именно самовар, – уверены Ольга Гладышева и Ангелина Глебова. – Он был символом богатства, состоятельности, гордостью семьи. Встречаются в этой росписи и шестиконечные звезды: их пытаются толковать как масонский символ, однако это не так. Розетки в форме звезды встречались на резных прялках, потом их стали имитировать в росписи, и постепенно был потерян изначальный смысл этого элемента – солярный знак».

Реконструкция элементов одного из видов леденгской росписи. Фото авторов проекта Реконструкция элементов одного из видов леденгской росписи. Фото авторов проекта Реконструкция элементов одного из видов леденгской росписи. Фото авторов проекта Реконструкция элементов одного из видов леденгской росписи – миниатюрные веточки-древа. Фото авторов проекта Реконструкция элементов разных видов леденгской росписи – самовар и веточка-древо. Фото авторов проекта

Еще одно направление леденгских росписей – яркие и веселые декоративные росписи, известные в первую очередь благодаря прялкам мастера Михаила Осетрова из деревни Шонорово. Они встречаются на бывшей территории Никольского уезда территории – в нынешних Подболотном и Журбинском сельских поселениях. Главный сюжет этих росписей – прямоствольное «райское» древо с симметричными цветами-розетками на веточках. Оно украшено листьями и капельками и заканчивается солярной розеткой. Внизу на таких прялках изображена земная твердь в виде цветных горизонтальных полос. Возможно, эта роспись была принесена к нам вятскими мастерами.

В росписях, распространенных в юго-восточной части Бабушкинского района, на территории, относившейся раньше к Никольскому уезду, прослеживается влияние костромских росписей, а самые яркие вещи выполнены костромским мастером Петром Кузнецовым. Композиция строится из цветочных розеток различной формы, тюльпанообразных цветов, ягод на гибких веточках, стрельчатых и округлых листьев и виноградных гроздей, «растущих» вверх. Все элементы соединены стеблями в цветущий букет-древо.

Изучая разные виды леденгских росписей, мастера вычленили их основные элементы, выявили логику построения узоров и создали «прописи», в которых наглядно показан процесс создания рисунка. Ольга Гладышева работала со свободно-кистевыми росписями костромского мастера Петра Кузнецова и роспиями-самоварами, Марина Кулакова разбиралась с живописно-графической аппликативной росписью и с росписью из миниатюрных веточек-древ. Свою авторскую трактовку разных мотивов леденгских росписей, основанную на работах старых мастеров, предложила Вера Добрынинская, которая успешно использовала их для создания сувениров, украшения бытовых предметов и одежды.

Творческие работы Веры Добрынинской с использованием элементов леденгских росписей. Фото авторов проекта Творческие работы Веры Добрынинской с использованием элементов леденгских росписей. Фото авторов проекта Творческие работы Веры Добрынинской с использованием элементов леденгских росписей. Фото авторов проекта Творческие работы Ольги Гладышевой с использованием элементов леденгских росписей. Фото авторов проекта Роспись интерьеров мастерской в усадьбе Спасское-Куркино. Фото авторов проекта

Практическое применение «свежеизученные» леденгские росписи нашли в разработке сувенирной продукции и в декоре интерьера: в декабре прошлого года мастера работали в усадьбе Спасское-Куркино, где по приглашению сотрудника усадьбы Николая Сайкина расписали столы, сундуки, лавки и стенные панели в помещении, в котором проходят мастер-классы. По леденгским росписям планируется издать методическое пособие, которое будет использоваться для обучения не только детей, но и взрослых. Для них это занятие может стать источником заработка, что актуально сегодня для Бабушкинского района, где есть проблемы с трудовой занятостью: росписи можно с успехом использовать для создания сувениров, которые увезут с собой туристы. Популяризация росписей Леденьги важна и для самоидентификации жителей территории – как то, что сегодня принято называть словом «бренд» и как ее зримое культурное наследие.

Светлана Гришина