12+

«Язык [не]свободы»: лагерному жаргону посвящена новая выставка в Кирилло-Белозерском музее

В Кирилло-Белозерском музее-заповеднике открылась выставка «Язык [не] свободы», рассказывающая о лагерном жаргоне. Она разместилась в Московской башне, которая впервые открыта для посещения после реставрации.

Выставка «Язык [не] свободы» создана московским Музеем истории ГУЛАГа и Фондом памяти. В основу экспозиции лег словарь лагерной лексики, который бывший заключенный ГУЛАГа Леонид Городин составлял на протяжении 20 лет. Работа Городина получила высокую оценку лингвистов и филологов, в том числе Дмитрия Лихачева, но так и не была издана при жизни автора. В 2021 году Музей истории ГУЛАГа и Фонд Памяти издали словарь в авторской редакции.

Кроме слов, на выставке представлены предметы из коллекции Музея истории ГУЛАГа: личные вещи, предметы быта и орудия труда заключенных, а также машинописная версия словаря Леонида Городина 1960-х годов.

«Язык – важнейшая часть культуры. Люди формируют язык, но затем этот язык формирует людей, – отметил на открытии заместитель генерального директора Кирилло-Белозерского музея-заповедника Алексей Смирнов. – Через лагеря у нас прошло порядка 20 миллионов человек – не только преступники, бандиты, политические заключенные, но и простые люди, попавшие в лагерь за «три колоска»… Речь всех этих людей перемешивалась, некоторые лексемы создавались в лагере, языки разных регионов смешивались в относительно закрытом социуме. Формировался свой, особый язык».

Куратор выставки, представитель Музея истории ГУЛАГа Татьяна Полянская отметила: «Мои родители родом из Череповца, но в Кирилло-Белозерском музее-заповеднике я впервые, и я невероятно впечатлена! Выставка прекрасно вписалась в пространство Московской башни. Эти своды, деревянная антресоль… Сама атмосфера... Выставка «Язык [не]свободы» – деревянная и фанерная, потому что и сам ГУЛАГ был построен из дерева».

Проект «Язык [не] свободы», по словам куратора, начался с того, что несколько лет назад в Музей ГУЛАГа некий Борис Трубов принес четыре машинописных тома словаря русских арготизмов и сказал, что словарь составил его отец Леонид Городин. История его жизни тяжелая – был трижды арестован, находился в ссылке, в исправительно-трудовых лагерях, отбывал наказание в Воркуте, потом – в Воркутинском ИТЛ…  Был реабилитирован после смерти Сталина. 

По профессии Городин был журналистом. Он не был профессиональным филологом, но русское слово всегда интересовало его. Находясь в лагере, Леонид Моисеевич не имел права ничего записывать, поэтому слова запоминал, а выйдя на свободу, написал цикл рассказов «Одноэтапники». В произведениях Городин употреблял те слова, которые слышал в лагере. И чтобы читатели понимали всё, в конце книги сделал отдельный словарь, в который  вошли такие слова, как «доходяга», «зэк», «шарашка»… Его так это увлекло, что он решил серьезно заняться составлением словаря русских арготизмов.

«Над проектом Леонид Моисеевич работал в течение 20 лет. Он переписывался с Вениамином Кавериным, Александром Солженицыным; положительный отзыв на его работу дал Дмитрий Лихачев, который также был заключенным Соловецкого лагеря особого назначения и тоже занимался русскими арготизмами.  Рецензию на словарь Городина написали научные сотрудники из института русского языка академии наук. Это было начало 90-х годов, возможности издать словарь тогда не было. После того, как словарь попал нам в руки, мы вместе с филологом Гасаном Гусейновым решили издать его и сделать выставку – показать слово в экспозиции», – поделилась Татьяна Полянская.

Выставка «Язык [не]свободы» состоит из двух частей: в одной представлены 300 слов из 17000 записанных Городиным и наиболее употребляемых нашими современниками; в другой – предметы, имеющие личное происхождение и найденные сотрудниками Музея истории ГУЛАГа в ходе экспедиций по местам бывших колымских лагерей и в Читинской области.

В Кириллове выставка продлится до 12 июня.

Кирилло-Белозерский музей-заповедник