12+

О спектакле «Орфей и Эвридика»


Х Международный театральный фестиваль «Голоса истории»

«Орфей и Эвридика»

Мне помнится первый приезд греческого театра «Омма-студио» на один из предыдущих фестивалей «Голоса истории». Тогда греки показывали два спектакля: «Мартирима» - перфоманс по «Идиоту» Достоевского и уличное действо по «Ромео и Джульетте». Если в первом спектакле было хоть какое-то подобие сюжета, тем более, что часть текста произносилась по-русски, то уличное действо, происходившее на Кремлевской площади, оставило ощущение ошеломления, смешанного с изумлением: как-то не очень соответствовали шекспировской трагедии персонажи на ходулях, их яркие маски. Только расположенные по углам площадки бочки с горящей соляркой давали представление о мрачности эпохи и о стремлении «Омма-студио» облечь уличное действие в подобие театральному.

На этот раз нам показали уличное действо «Орфей и Эвридика». Полагаю, что этот миф известен уж если не всем, то большинству. Особенно, я думаю, тем, кто 24 июня оказался на Кремлёвской площади. Миф-то известен, но вот известны ли принципы, которым следует уличный европейский театр? Здесь вполне к месту вспомнить мысль Пушкина: «Драматического писателя надо судить по законам, им самим над собою признанным». Полагаю, гений не обиделся бы, если б мы распространили этот постулат на всех, кто занимается творчеством. Так каким принципам, законам следуют приверженцы уличного театра? По-моему, это не просто зрелище. Зрители должны быть вовлечены в действо. Всё должно быть динамично и понятно без объяснений. Краткость в этом случае должна быть залогом успеха. Что, конечно, не исключает придания зрелищу экзотичности. Многое из перечисленного присутствует в представлении греческого театра. Наблюдая в течение получаса «Орфея и Эвридику», вдруг с удивлением понял, что некоторые слова становятся понятны. А почему нет: в нашем языке немало слов греческого происхождения. Тем, кто не особенно вслушивался в незнакомую речь, давались краткие ремарки: Орфей такого-то происхождения, Аполлон подарил Орфею лиру, Плутон разрешил Орфею вывести Эвридику из Аида… Но между поворотами сюжета телодвижения артистов становились всё более однообразными, музыка всё более назойливой. И на удивление быстро, без долгих размышлений и пристальных взглядов, Эвридика снова скрылась в царстве Аида, а Орфей остался на земле славить свою любовь и жизнь. Самыми благодарными зрителями оказались дети. Со всех сторон площадки они бежали, что покружиться в хороводе и поучаствовать в поклоне артистов.

Есть в репертуаре «Омма-студио» «Собачье сердце» по Булгакову. Может быть, эта постановка нам была бы более понятна?

Алексей Сальников, театровед,
фото Ирины Сорокиной, Юлии Шутовой
 

Вологодской области