12+

Выставка-инсталляция американского художника Эндрю Энгла «Ember»

Однажды, когда я проходил по большому, многолюдному
городу, я пытался внедрить в свою память его улицы,
зданья, обычаи, нравы,
Но теперь я забыл этот город…
Уолт Уитмен

22 апреля 2011 года в музее «Литература. Искусство. Век XX» открылась выставка-инсталляция американского художника Эндрю Энгла «Ember» («Уголек»).

Эндрю родился и вырос в Буффало, штат Нью-Йорк. Получил степень магистра изобразительных искусств в местном университете в 2009 году, много раз выставлял свои работы в родном городе. Главные темы его инсталляций и рисунков – память и время. Уже два года Эндрю Энгл живет и преподает в России.

Открывая выставку, заведующая музеем «Литература. Искусство. Век ХХ» Нина Смелкова отметила: «Самое подходящее слово для этой выставки об уходящем и памяти – «необычная». Необычной является её форма – инсталляция. В России этот жанр практикуется нечасто, это европейское современное искусство. Я перефразирую слова одного автора, который сказал, что инсталляция – это пикник, на который автор приносит образ, а зритель приносит смысл. В переводе это слово означает «монтаж», и в ходе создания инсталляции из самых обычных вещей появляется какой-то образ, который каждый человек может интерпретировать по-своему».

Выставка Эндрю Энгла состоит из двух частей: рисунков, которые были созданы автором под впечатлением от путешествия по России в 2007 и 2008 годах, и непосредственно инсталляции, посвященной теме памяти, её избирательности, фрагментарности и хрупкости перед проходящим временем. Она о предметах и вещах, оставшихся лишь в воспоминаниях, в смутно-припоминаемых ощущениях и ностальгии. О людях и местах, которые постепенно забываются, превращаясь из яркого костра впечатлений в угольки памяти.

Рисунки, представленные на проекторе, были сделаны Эндрю Энглом в Нью-Йорке и имеют тесную связь с инсталляцией. Они были начаты автором, когда он был в Великом Новгороде. По словам Эндрю, он гулял по улице, пытаясь ощутить и запечатлеть в памяти традиции и опыт русской культуры. У него был с собой фотоаппарат, и он фотографировал обычных людей, их повседневную жизнь, то, как они прогуливаются по улицам. И на рисунках очень много людей, которые показаны в процессе движения. Эндрю хотелось, чтобы они все остались в его памяти. Когда он вернулся в Америку, то решил создать художественные работы, чтобы отразить то, что запечатлела его память в России. И он нарисовал большие картины, используя уголь.

«Идея этих картин, в первую очередь, была в том, что я хотел поговорить со зрителем о русских людях и немного сравнить их с американским народом. Но главная их тема – духовность. В этих рисунках я пытался отразить то, как сочетается физическая оболочка и духовная, и я постарался соединить их вместе в своих работах. Я так сделал, потому что хотел помочь людям как-то связаться с духовным началом, ведь мы можем видеть только физическую оболочку и запечатлеть её тем же объективом, но у нас есть ещё и духовное тело. И наконец, после того, как я закончил свои работы, я понял, что они ещё и о памяти, о её возможностях. В некоторых частях рисунков очень хорошо прорисованы детали, в других местах практически всё стерто, нет даже контуров. Это сделано специально, и это демонстрирует возможности нашей памяти», – рассказал Эндрю.

После создания рисунков автор решил продолжить начатую тему в инсталляции: «Странно наблюдать и осознавать, как ты запоминаешь всё в мельчайших деталях, а потом это со временем исчезает, остаются какие-то отрывки, частички. Эта инсталляция – комбинация запаха, знака (визуального изображения) и звука. И эти три составляющие помогут соприкоснуться с отдельными частями памяти, например, когда всплывет какой-то звук, но не можешь вспомнить изображение. Или же когда ты помнишь запах, но не знаешь, откуда он. Моя инсталляция – это единая картина памяти, она связана с моими собственными воспоминаниями из детства».

Первая часть инсталляции «Старейшиины» (The Patriarchs) – мифологическое размышление об основах этого мира, о медиаторах, проводниках между прошлым и будущим, аллегорическое воплощение которых найдено в классическом образе дерева, выполненном автором в смешанной технике (бечевка, стекло, воск, нити). Образ дерева здесь не случаен. В детстве с отцом Эндрю часто ходил к месту, где росли каштаны. Это была их традиция и секрет в течение нескольких лет. Инсталляция стала своеобразным памятником этому воспоминанию, приоткрывающим завесу тайны. Деревья, которые росли в том месте – каштаны, и сферы, которые присутствуют в инсталляции, символизируют именно их.

Вторая часть – «Капсулы» (Capsules) – своеобразные натюрморты в дословном переводе термина как «мертвая, умирающая природа». Художественная постмодернистская игра – использование готовых форм для создания нового произведения искусства – нашла отражение в переработке смысловой нагрузки традиционных для русской культуры предметов. Всем знакомые трехлитровые банки для засолки огурцов предстают в экспозиции как «капсулы», запущенные в будущее из прошлого с останками некогда существовавшего мира. Выполнена смешанной техникой (стекло, вода, метал, дерево, натуральные элементы).

«Эти помещенные в банки предметы тоже отражают специфику памяти. В них находятся какие-то плоды, которые я опустил в воду и оставил на долгие месяцы. В воде они немного разрушались, и это похоже на то, как стирается со временем чистое воспоминание», – объяснил Эндрю Энгл.

Само название выставки «Ember» можно перевести как «Уголек», однако автор подчеркнул, что было очень сложно найти наиболее точный русский перевод: «Ember» на английском – это часть огня, который уже угасает, постепенно становится черным, но он всё ещё жив, тлеет, он ещё горячий и может согреть. И в этом заключена идея, что воспоминания существуют, но со временем разрушаются и гаснут».

Юлия Шутова